Введение
В период 1975-1981 гг. компьютерная технология претерпела настолько глубокие изменения, что эти годы ознаменовали собой поворотный пункт не только в истории вычислительной техники, но и во всей современной культуре. Благодаря кремниевому кристаллу некогда слоноподобный компьютер стал резко уменьшаться в размерах и цене, пока из слона не превратился в кролика, сравнявшись с этим животным также по темпам размножения и распространения. Это преображение сопровождалось не менее значительным изменением в отношении людей к вычислительным машинам.

В 1975 г. идея персонального компьютера - машины, принадлежащей одному человеку, а не большой организации, - была лишь мечтой отдельных, наиболее ярых энтузиастов электроники. Предпринимателя, вознамерившегося в течение года продать по почте 800 компьютерных комплектов типа «сделай сам», финансировавшие его банкиры сочли безумцем; они ожидали, что количество покупателей будет вчетверо меньше. Но уже спустя 6 лет отношение к таким небольшим компьютерам в корне изменилось. Довольно разношерстная группа, как правило, молодых предпринимателей сколачивала на них состояния в сотни миллионов долларов (правда, некоторые из них тут же разорялись). Одна из новых фирм по производству персональных компьютеров, удивила финансовый мир, стремительно вторгшись в список крупнейших 500 американских фирм Fortune 500 она сделала это быстрее, чем какая-либо из компаний за всю историю их существования. В первое пятилетие компания Apple Computer (Эпл компьютер) выросла из частного предприятия, почти не имевшего капитала и состоявшего из двух студентов, бросивших колледж и собиравших ЭВМ в одном из калифорнийских гаражей, в корпорацию, владеющую капиталом, который, по оценкам специалистов, превосходил миллиард долларов.
 
1956-1959 гг. Роберт Нойс, Джин Херни, Джек Килби и Курт Леховец. Все они принимали участие в разработке первых интегральных схем.
 
В 1981 г., когда электронные вычислительные машины стали привычной принадлежностью школьных классов, деловых контор и даже квартир, количество проданных персональных компьютеров перевалило за миллион. На каждом углу, словно грибы после дождя, появились магазины по продаже компьютеров, а газетные киоски приняли дополнительный груз десятков журналов, выпускаемых с помощью ЭВМ. Более того, производство персональных компьютеров так разрослось и стало приносить такие огромные прибыли, что привлекло внимание осторожного гиганта, изделия которого преобладали на рынке больших компьютеров. В 1981 г. фирма IBM подтвердила важное техническое, экономическое и культурное значение персональных компьютеров, заявив о намерении начать производство собственной модели настольной ЭВМ.

История этого удивительного взлета - это история виртуозных технических решений, утопических фантазий и коммерческой дерзости. Это история сообщества хакеров (как называют себя энтузиасты вычислительной техники), каждый из которых мечтал о собственном компьютере; история мечтателей, усмотревших в компьютерной революции возможности тех общественных прео6разований, пути к которым они безуспешно искали в увлечении политикой, наркотиками, коммунами или религией в 60-х,- начале 70-х годов. Но это была и история трезво мыслящих, напористых дельцов, готовых идти на риск, которые верили, что мечты хакеров и мятежников 60-х годов можно осуществить с большой выгодой для всех - в том числе и для общества.
 
На этой рекламной фотографии 1979 г. инженер-предприниматель Джордж Морроу (George Morrow) с хитрой улыбкой демонстрирует свои новые платы памяти на 8 Кб, которые предназначались для расширения памяти компьютера Altair (Альтаир). Позже Морроу создал собственный персональный компьютерa.
Возможно, главным побудительным мотивом к столь широкому распространению персонального компьютера была та парадоксальная смесь восхищения и досады, которую вызвали у людей большие ЭВМ первых поколений. Эти электронные колоссы могли творить чудеса, но из-за своей огромной стоимости и технической сложности работали лишь в строго определенных условиях и были доступны лишь немногим избранным. Заключенные в помещения со специальным кондиционированием, обслуживаемые квалифицированными специалистами - «жрецами вычислительной техники», как называли их многие недовольные пользователи, - ЭВМ первого и второго поколений вызывали глубокое чувство досады именно у тех, кого они больше всего интересовали. Помешанные на компьютерах студенты таких институтов, как Станфордский или Массачусетский технологический, которые мечтали самостоятельно поработать с этими чудесными машинами, потрогать их руками, вынуждены были прибегать к помощи посредников, отдавая операторам свои программы, набитые на колодах перфокарт, а затем часами, а то и сутками ожидая результатов. Подобно фотографам, которых не допускали к проявлению и печатанию сделанных ими снимков, или механикам, которым запрещалось заглядывать под капот автомобиля, они чувствовали себя обманутыми и оскорбленными.

Мини-компьютеры, машины нового класса, появившиеся в середине 60-х годов, лишь слегка изменили положение дел. Будучи меньше и дешевле своих предшественников, занимавших целые залы, мини-компьютеры все равно оставались достаточно крупными и дорогостоящими. Стоимость большинства первых моделей выражалась шестизначными числами, а сами они были достаточно громоздкими и требовали помещений приличного размера. Мини-компьютеры ознаменовали важный шаг вперед, но лишь незначительно поколебали позиции «компьютерного жречества» и не перешли в руки пользователей. Это могло произойти только c появлением микро-ЭВМ, т. е. персонального компьютера.

Хотя персональный компьютер очень быстро завоевал мир, на его создание ушло довольно много времени. До Генри Форда, впервые наладившего серийное производство автомобилей, было много кустарей, пытавшихся сделать безлошадные экипажи, а братьям Райт, первыми поднявшимся в воздух на своем самолете, предшествовало множество изобретателей, экспериментировавших с летательными аппаратами. Точно так же сотни людей, увлеченных электроникой, пытались построить собственные примитивные вычислительные машины, прежде чем появился коммерческий персональный компьютер. Еще в 1966 г. Стефен Б. Грей, редактор журнала Electronics, объявил об учреждении любительского компьютерного общества, в которое первоначально вступило 110 энтузиастов. Немало и профессиональных инженеров, занимавшихся компьютерами по службе, в свободное от работы время без устали трудились в гаражах и домашних мастерских, конструируя ЭВМ для себя лично. И все же потребовалось еще целых 8 лет, прежде чем прогресс, достигнутый в микроэлектронной технологии, увенчался созданием коммерческого изделия, пользующегося большим спросом.

В 1974 г. в мартовском выпуске журнала радиолюбителей QST сообщалось о новом компьютере, который построила фирма Scelbi (Селби), шт. Коннектикут, консультировавшая научные учреждения по вопросам применения вычислительной техники. Спустя всего четыре месяца у машины Scelbi-8H появился первый конкурент. В журнале Radio Electronics была помещена статья, в которой рассказывалось о создании машины Марк-8. Обе эти машины были основаны на новой интегральной микросхеме фирмы Intel - микропроцессоре 8008. Несмотря на ажиотаж, вызванный этими компьютерами среди энтузиастов-электронщиков, они, образно говоря, лишь подняли занавес перед началом спектакля.

А начался он за неделю до рождества 1974 г., когда появился январский выпуск (уже за 1975 г.) журнала Popular Electronics (теперь он называется Computer and Electronics). На обложке журнала красовалась фотография машины, подпись к которой гласила: «Первый в мире мини-компьютерный комплект, который может соперничать с промышленными образцами». Сообщалась цена набора: 379 долл. В собранном виде компьютер продавался по цене 498 долл. «На наш взгляд, это как раз то, что нужно нашим читателям, - писал редактор журнала, - современный мини-компьютер, который по возможностям не уступает существующим машинам, но стоит значительно дешевле».
 
Получив в свое распоряжение персональные компьютеры Альтаир (Altair), люди вступили в новую эпоху - «свободы вычислений». Художник изобразил их на фоне перфокарт, магнитных лент и бумажных распечаток. Эта полная гражданского пафоса картина, сделанная по заказу фирмы, производившей компьютеры Альтаир и получившая название «Народный компьютер», была помещена на обложке журнала Interface за декабрь 1975 г.