Начало конкуренции
Увидев, сколько шума наделал фон Нейман и его «Предварительный доклад», Мочли и Экерт были глубоко возмущены. В свое время по соображениям секретности они не смогли опубликовать никаких сообщений о своем изобретении. И вдруг Голдстейн, нарушив секретность, предоставил трибуну человеку, который только-только присоединился к проекту. Экерт настолько возненавидел Голдстейна, что и три десятилетия спустя избегал оставаться с ним в одной комнате. И дело было не только в честолюбии. Мочли и Экерт предвидели, что их изобретение найдет широкое коммерческое применение, и опасались, что публикация доклада фон Неймана помешает им получить патент.

И действительно, споры о том, кому должны принадлежать авторские права на Эдвак и Эниак, привели в конце концов к распаду рабочей группы, работавшей над созданием этих компьютеров. Администрация настаивала на том, чтобы члены группы были лишены права индивидуально извлекать финансовые выгоды из этих разработок. Фон Нейман согласился с этим решением (хотя позже все-таки пытался, правда, безуспешно, получить патент на работы, связанные с компьютером Эдвак. Мочли и Экерт возражали против решения администрации. 31 марта 1946 г., через 6 недель после торжественного «открытия» компьютера Эниак, они отвергли ультиматум администрации училища с требованием отказаться от авторских прав, связанных с работой над проектом. Покинув Высшее техническое училище, они организовали собственное предприятие.
 
Однако по иронии судьбы благодаря этой паре развязка получилась несколько неожиданной. Тем же летом они ненадолго вернулись в Высшее техническое училище, чтобы прочесть цикл лекций об электронных компьютерах. Среди слушателей оказался английский исследователь Морис Уилкс, которого особенно заинтересовал способ хранения программ в памяти, который предполагалось использовать в машине Эдвак. Вернувшись в Кембриджский университет, он в 1949 г. (на два года раньше, чем оставшиеся члены группы построили машину Эдвак) завершил сооружение первого в мире компьютера с программами, хранимыми в памяти. Компьютер получил название Эдсак (EDSAC, от Electronic Delay Storage Automatic Calculator - электронный автоматический калькулятор с памятью на линиях задержки).
Вдохновленный работой американских создателей компьютеров, английский исследователь Морис Уилкс построил в 1949 г. Машину Эдсак – первый мощный компьютер с программами, хранимыми в памяти.
Это первое успешное воплощение принципа хранения программы в памяти явилось завершающим этапом в серии изобретений, начатых в военное время. Теперь был открыт путь для широкого (уже послевоенного) распространения все более быстродействующих компьютеров, способных мгновенно извлекать программы из памяти и не только выполнять баллистические расчеты или расшифровывать коды, но и обрабатывать самую разнообразную информацию.

Занялась заря компьютерной эры. Но как сложилась дальнейшая судьба людей, чья изобретательность и фантазия, расцветшие в трудное военное время, ускорили наступление этой эры?

Конрад Цузе потерял все свои машины, за исключением Z4, во время бомбежек Берлина. Чтобы не попасть в плен в последние дни войны, он присоединился к группе ученых, разрабатывавших ракеты в гитлеровской Германии, которые пытались скрыться в отрогах Альп в Баварии. В одном из грузовиков находилась машина Z4. Американцы, захватившие эту группу в плен, сразу же предложили работу одному из ее членов, конструктору ракет Вернеру фон Брауну (создателю ракет Фау-2). На Цузе, успевшего припрятать свою машину в подвале крестьянского дома, американцы не обратили особого внимания. В 1949 г. Цузе начал работать над коммерческими «потомками» машины Z4. Его дела пошли в гору, однако прошло почти два десятилетия, прежде чем Цузе и его «кустарные» машины заняли подобающее им место в истории развития компьютеров.

Алан Тьюринг участвовал в послевоенные годы в создании мощного компьютера - машины с хранимыми в памяти программами, ряд свойств которой он взял от своей гипотетической универсальной машины. Опытный образец компьютера ACE (Automatic Computing Engine автоматическое вычислительное устройство) вступил в эксплуатацию в мае 1950 г. Вероятно, Тьюринг мог бы еще многого достигнуть в этой области, но этому мешала его эксцентричность. Тьюринг увлекся проблемами машинного интеллекта (он даже придумал тест, который, по его мнению, позволял выяснить, может ли машина мыслить). Сложности возникли и в личной жизни. Склонность к сексуальным извращениям привела к тому, что в 1952 г. Тьюринга подвергли принудительному лечению методами психоанализа и гормональными препаратами. Двумя годами позже, занимаясь игрой, которую он называл «необитаемый остров» и смысл которой заключался в изготовлении химических веществ из обычных бытовых продуктов, Тьюринг получил цианистый калий и принял его. Он умер в возрасте 41 года.

Джан фон Нейман, который работал в Принстонском институте перспективных исследований вместе с Германом Голдстейном, принимал участие в разработке нескольких компьютеров новейшей конструкции. Среди них была, в частности, машина, которая использовалась для решения задач, связанных с созданием водородной бомбы. Фон Нейман остроумно окрестил ее Маньяк (MANIAC, аббревиатура от Mathematical Analyzer, Numerical Integrator, and Computer - математический анализатор, счетчик, интегратор и компьютер). Фон Нейман был также членом Комиссии по атомной энергии (КАЭ) и председателем Консультативного комитета ВВС США по баллистическим ракетам. Он был настолько глубоко посвящен в различные секретные проекты, что во время его пребывания в 1957 г. в вашингтонском госпитале Уолтера Рида командование ВВС США поручило уход за ним специальному медицинскому персоналу из служб безопасности. Разум этого блестящего ученого, в 54 года умиравшего от саркомы, начал сдавать от невыносимых болей, и Пентагон побаивался, что в бреду он может выболтать какую-нибудь военную тайну.
 1947 Г. Джон Бардин, Уильям Шокли и Уолтер Браттейн изобрели транзистор.
  
1951 г. Вступил в строй первый коммерческий компьютер ЛЕО (LEO).
 UNIVAC1952 г. Воспользовавшись компьютером Юнивак, американский политический обозреватель Уолтер Кронкайт предсказал итоги президентских выборов 1952 г.

Джон Мочли и Преспер Экерт организовали в Филадельфии собственную компанию, разместившись в помешении бывшего танцевального клуба. Они задались целью создать универсальный компьютер для широкого коммерческого применения. Машина Юнивак (UNIVAC, от Universal Automatic Computer - универсальный автоматический компьютер) представляла собой электронное устройство с хранимыми в памяти программами, которые вводились туда уже не на перфокартах, а на магнитной ленте; это обеспечивало высокую скорость чтения и записи информации. В 1950 г. примерно за год до того, как первый Юнивак вступил в эксплуатацию в Бюро переписи населения США, партнеры оказались в тяжелом финансовом положении и вынуждены были продать свою компанию фирме «Ремингтон Рэнд» Remington Rand, долгое время специализирующейся на производстве электробритв и табуляторов на перфокартах. [Однако Юниваку не суждено было войти в историю как первому коммерческому компьютеру. Машина ЛЕО (LEO, от Lyons' Electronic Office) начала работать за несколько месяцев до того, как дебютировал Юнивак. В Англии ее использовали для расчета зарплаты работникам чайных магазинов, принадлежавших фирме «Лайонс».] Ни Мочли, ни Экерт не извлекли сколько-нибудь существенных благ из того значительного вклада, который они внесли в разработку электронных компьютеров. За десятилетие работы в этой области каждый из них получил примерно 300 тыс. долл. от продажи своей компании и за патенты на компьютер Эниак). Но самое неприятное событие произошло в 1973 г., когда Федеральный суд признал их авторские права недействительными. Суд постановил, что Мочли и Экерт не изобрели электронный цифровой компьютер, а заимствовали его идею у Джона Атанасоффа; при этом в качестве доказательства суд ссылался на пятидневный визит Мочли в шт. Айову в 1941 г. (Атанасофф же так и не построил ни одной действующей модели своего компьютера, хотя в годы войны служил инженером в морской артиллерии.) Мочли решительно отрицал влияние Атанасоффа, и обида на совершенную по отношению к нему несправедливость не покидала его до самой смерти. Он умер в 1980 г.

Говард Эйкен, продолжая работу в Гарвардском университете, создал второй, третий и даже четвертый варианты компьютера Марк-1, но уже без поддержки фирмы IBM. Томас Уотсон был так возмущен тем, что Эйкен умолчал о роли его фирмы в создании Марк-1, что поручил своим сотрудникам непременно сконструировать машину с более высоким быстродействием. Таким образом, IBM ринулась в вычислительную технику «в отместку» Эйкену. В 1956 г., когда в возрасте 82 лет скончался Уотсон, его фирма уже опередила по производству компьютеров прежнего лидера в этой области - фирму Ремингтон Рэнд (Remington Rand), успеху которой способствовал компьютер Юнивак Мочли и Экерта.

В скором времени компьютеры и фирма IBM стали в сознании людей почти синонимами, и большинство американцев были убеждены, что фирма IBM и изобрела эти машины. Однако ничто не могло сгладить старой обиды - наследники Уотсона в IBM так и не забыли оскорбления, нанесенного фирме Эйкеном. Четверть века спустя после создания Марк-1 на выставке, посвященной истории компьютеров и организованной фирмой IBM, ее президент Т. В. Лирсон, подойдя К фотографии Говарда Эйкена - непременному экспонату подобных выставок остановился на мгновение и, чуть слышно пробормотав «сукин сын», перешел к следующему экспонату.