Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
История Java Печать

Чтобы предвидеть будущее, надо понимать прошлое. История проекта Java интересна и поучительна сама по себе. Она дает понимание того, что можно ожидать и в будущем. Все в мире развивается по одним и тем же законам, и компьютерная индустрия - не исключение. Если понять, что же на самом деле происходило вчера, можно верно представить себе завтра. У нас за спиной всегда стоит зеркало, в котором видна дорога далеко вперед.

История Java тем более интересна, что начиналась она даже не с компьютеров, точнее, не совсем с компьютеров. Попытка работать с вещами, не попадающими в поле зрения компьютерных компаний, дала команде, разрабатывавшей проект, уникальную точку зрения на вещи. И именно этот новый взгляд позволил Sun Microsystems выйти сегодня в лидеры Internet.

Наблюдая за сегодняшним ажиотажем вокруг Java, интересно смотреть во вчерашний день, чтобы понять, что же надо делать, чтобы достичь такого эффекта. Вообще говоря, история Java стала одной из красивейших сказок компьютерного мира.

Рождение WWW

Говоря о истории проекта Java, надо бы начинать откуда-нибудь из древнего Египта, но тогда рассказ был бы слишком долгим. Начнем с моментов гораздо более близких. Расставим вехи. Скажем, порывшись в архивах списков рассылки, можно найти письмо, датированное 28 октября 1991 года, в котором Тим Бернерс-Ли объявляет об открытии списка www-interest.

Знаете ли Вы, кто такой Бернерс-Ли? Это человек, положивший начало World Wide Web, и перевернувший тем самым мир. В конце восьмидесятых годов он, работая в Европейской лаборатории физики частиц, более известной под именем CERN, занимался проблемами применения идей гипертекста для построения информационной среды, которая решила бы проблемы обмена информации между физиками, работавшими в большом неоднородном CERN'е, и их партнерами в других странах. CERN был уникальным местом, одним из оживленнейших перекрестков Internet. Еще до WWW Бернерс-Ли создал гипертекстовую систему Enquire, которая была по сути записной книжкой. В ней, как и впоследствии в WWW, была заложена идея о том, что компьютеры должны представлять информацию подобно тому, как она представляется в нашем мозгу, т.е. ассоциативно.

Рождение гипертекста и проект Xanadu

Вообще говоря, рассказывая о гипертексте, надо вернуться еще раньше и вспомнить о Теодоре Хольме Нельсоне - пророке сети Xanadu. Именно он считается отцом идеи гипертекста в том виде, в котором он сейчас существует. Именно Нельсон в 1960 году продумал концепцию идею и в 1965 первым произнес слово гипертекст. Проект Xanadu развивался довольно долго и в 1988 году обрел источник финансирования у Джона Уокера, основателя Autodesk. В 1988 году Уокер пророчески заявил: "В 1964 году Xanadu была мечтой одиночки. В 1980 году - общей целью небольшой группы талантливых технологов. В 1989 году она станет продуктом. А в 1995 году она начнет переделывать мир". Все оказалось даже ближе к истине, чем Уокер мог вообразить, но случилось это, увы, не в компании Autodesk. По целям Xanadu была близка к тому, что нам хотелось бы получить завтра от WWW, но ее закрытость и преждевременность рождения погубили ее. Компания Autodesk заморозила работу над проектом в 1992 году, вскоре закрыв его. Сегодня кровь Xanadu течет в венах системы Hyper-G, у которой уже есть Internet, но так и нет открытости.

Проект Xanadu умер в 1993 году, когда идея Нельсона о гипертексте бурно расцветала на Internet в виде WWW (кстати, концепция WWW была расценена пророком как безнадежно неадекватная и несовершенная). Собственно акт творения WWW как раз и совершил Тим Бернерс-Ли в CERN, заимствовав идею гипертекста у Нельсона и творчески развив ее. Бернерс-Ли предложил проект в 1989, и через год уже был готов первый вариант программного обеспечения для платформы NeXTstep. Он выпустил начальный протокол HTTP (протокол передачи гипертекстов), управляющий движением информации в Web. Он разработал URL (универсальный указатель ресурсов) как общую систему адресации, объединившую в себе большинство существующих в Internet технологий поиска и связи. Он создал HTML (язык разметки гипертекстов). Он заставил систему не реагировать на неудачи (Если Джо переместил данные, ваша система не зависнет). И, таким образом, вызвав навигатор, сегодня пользователь может вызвать любую информацию из любого места Internet, не задумываясь о том, будет ли производится передача файлов, поиск Gopher, отправка статьи в группу новостей, и вообще находится "это" в соседней комнате или в Тасмании.

Появление Mosaic стало дрожжами WWW...

...хотя настоящий рост WWW начался весной 1993 года. Объявление Марка Андреессена о выпуске Mosaic версии альфа 0.5 от 23 января 1993 года сегодня выглядит таким же раритетом, как монета Чингисхана. Тогда Mosaic была только под X-windows, компилировалась на трех платформах и "прерывалась в любое время сигналом SIGUSR1". Но главное в ней уже было - графика стала полноправной частью интерфейса, мышь - единственным средством работы, и Internet открыл свои просторы миллионам пользователей, не знающих магических заклинаний юникса.

Богатая, работающая с изображениями программа для доступа к World Wide Web и другим областям Internet, программа Mosaic требует от пользователя не больше знаний о своей внутренней сути, чем от пользователя рулевого колеса - об автомобиле. Состоящая всего из 9000 строк кода (сравните с 11 миллионами строк Windows 95, добавив сюда еще 3 миллиона строк кода MSN), Mosaic стала распространяться быстрее любой когда-либо написанной программы.

Наконец, разработчики Mosaic создали полностью новый интерфейс для Internet, а чтобы он воспринимался охотно и с удовольствием - новые коммуникационные программы. И интерфейс новой системы оказался настолько приятен на взгляд и в работе, что почти немедленно покорял каждого, кто начинал с ним работать просто из любопытства. В феврале 1995 года обозреватель журнала InfoWorld предсказывал, что навигаторы Web станут, по сути, господствующими операционными системами новой эры.

В 1993 году Андреессен и Бина добавили то, чего недоставало для превращения Internet с его тогда двумя (теперь семью) миллионами компьютеров и огромными информационными ресурсами в источник, доступный одиннадцатилетнему ребенку так же легко, как жесткий диск или CD-ROM на машине Mac или PC под Windows.

Первый сервер производства NCSA (Национальный Центр по суперкомпьютерным приложениям) был объявлен 1 декабря 1992 года и вскоре серверы WWW начали расти как грибы под осенним дождем. В начале 1993 года количество серверов удваивалось каждый три месяца. По некоторым оценкам, в июне их было целых 130, а в декабре уже 623.

Рождение Netscape

После получения диплома колледжа в декабре 1993 года Андреессен ушел из NCSA и уехал в Силиконовую Долину, начав там работу над системами безопасности в молодой фирме Enterprise Information Technologies. О его пребывании в Долине узнал Джим Кларк, некогда университетский профессор и основатель компании Silicon Graphics. Кларк как раз искал проект, в который можно было бы вложить деньги. Его заинтересовала Mosaic, и скорая его встреча с Андреессоном в начале 1994 года стала отправной точкой компании Netscape, первоначально названной Mosaic Communications.

Это, по сути дела, послужило началом новой волны, когда WWW перестала быть университетской игрушкой, но превратилась в наиболее быстро развивающееся направление компьютерной индустрии. Вскоре свои WWW-навигаторы стали писать все, кому не лень, и, как гласит известная шутка, 1 апреля 1995 количество людей, пишущих свои WWW-навигаторы превысило число людей, пишущих свои операционные системы.

Рождение проекта Green

А что же Java? Помните ли Вы, когда вышла первая версия программ WWW? Это было в 1990. Как раз в это время в Sun начались события, породившие сегодняшний Java. Тогда IBM PC господствовал на рынках, и многие считали, что компания Sun Microsystems упустила возможности на рынке настольных систем. Она добилась определенных успехов на рынке рабочих станций и серверов, но рынок desktop, казалось, был безвозвратно утерян.

Поэтому, когда уважаемый в фирме 25-летний программист Патрик Ноутон заявил президенту Скоту Мак-Нили, что он уходит в NeXT, это не было большой неожиданностью для последнего. В NeXT, дескать, все делается как надо, сказал Ноутон. Но Мак-Нили попросил его перед уходом написать, что не так делает Sun. А что бы сделал ты? - спросил президент.

На следующее утро Ноутон послал Мак-Нили немалого размера письмо со своим мнением о том, как Sun'у надо жить дальше. Мак-Нили переслал письмо дальше управляющей структуре компании.

Помимо прочего, было предложено нанять дизайнера для переработки оконных интерфейсов, выбрать одну программную библиотеку, сосредоточится на единой оконной технологии, и, наконец, уволить существующую группу по MS-Windows, ибо это подразделение больше не понадобится, когда Sun пойдет верным путем.

В ожидании реакции Ноутон отложил переход в NeXT. И скоро он получил множество ответов. Все соглашались с ним, говоря, что просто боялись сказать то же самое. Джеймс Гослинг, легендарный программист, чье слово имело значительный вес, признал, что Ноутон сказал горькую правду. Они писал: "Где-то по дороге мы перестали понимать, что значит делать качественный продукт".

В Sun было созвано совещание, где директор Sun по науке, Джон Гейдж, задал Ноутону сакраментальный вопрос: а что же ты хочешь сделать? Они просидели до утра и сформулировали основные принципы нового проекта, ориентировавшегося на массовый рынок. За дело должна была взяться небольшая команда талантливых инженеров, достаточно небольшая, чтобы уместиться за столиком в китайском ресторане. Новая среда должна была быть ориентирована на "послезавтрашние" машины, она должна была быть близка простым людям. Проект должен быть максимально независим от центрального офиса, секретен от всех, кроме верхушки Sun'a, продукты могут не быть сколь-либо совместимы с существующими продуктами Sun, и бюджет на первый год должен составить миллион долларов. В течение пары дней руководство дало добро. Проект Java родился. Сначала команда получила название Green; в нее вошли Ноутон, Джеймс Гослинг и Майк Шеридан - и именно они начали работу над проектом.

Джеймс Гослинг

Джеймс Гослинг - это один из наиболее известных людей в истории UNIX. Его карьера началась в 14 лет, когда во время экскурсии в компьютерный центр он запомнил код замка на дверях. После этого он много работал с машинами PDP-8 и скоро достиг в этом таких высот, что был принят на работу в DEC. Свое образование он продолжил в университете Карнеги-Меллон, где написал текстовый редактор EMACS и, вероятно, впервые почувствовал вкус к расширяемым системам. Затем была работа в IBM и оконная система Andrew Windows System. Перелом в судьбе Гослинга наступил в 1983 году, когда Билл Джой на конференции Sun убедился, что оконная система Гослинга существенно превосходит Sun'овскую SunView. Скоро Гослинг уже делал для Sun оконную систему NeWS - Network Extandable Windowing System. Она была построена на языке описания графических объектов postscript и технологически была даже более совершенна, чем популярные сегодня оконные системы. Сейчас ближайший родственник NeWS - NeXTstep. Как писали авторы одной книги, "NeWS решала те проблемы, для создания которых был придуман X11". Увы, NeWS была принесена в жертву требованиям рынка.

Билл Джой

Упомянув выше Билла Джоя, нельзя не рассказать о нем подробнее. Это личность столь же легендарная, как, например, Дэнис Ритчи. Один из отцов BSD Unix, разработчик программ csh и vi ("азбука" для каждого специалиста по Unix), Джой был назван журналом Red Herring "Software's other Bill". Джой сыграл в истории Java одну из главных ролей, оставаясь зачастую за сценой.

Джой работал в самом центре команды BSD Unix. BSD принес с собой TCP/IP в качестве индустриальной сети и в этом не последнюю роль сыграл Джой. Усовершенствовав протокол TCP/IP для работы на Ethernet, а не только на 50 кбит/сек линиях Arpanet, Билл Джой сделал возможным появление Internet. Когда в 1988 году фирма Sun провозгласила: "Сеть - это компьютер", имелась в виду сеть, на которой работала система Билла Джоя Network File System (NFS), включавшая в себя TCP/IP. Как сказал Эрик Шмидт - коллега Билла Джоя по колледжу в Беркли, ныне главный технолог Sun и пророк будущего переворота в программном обеспечении: "Sun продавала Internet раньше, чем Internet появился".

Это действительно так, поскольку компьютеры Sun с работающей на них системой BSD Unix оказались наиболее надежными кораблями для TCP/IP, львиная доля всех хост-компьютеров на Web по-прежнему являются машинами от Sun, и компания Sun испытывает от пробуждения Web ощутимый прилив доходов. Теперь компьютерный мир с навигатором Марка Андреессена в руках бежит в сторону Internet; освобождаясь от якорных цепей в Редмонде, корабль дрейфует в сторону Силиконовой Долины. Даже Билл Гейтс, последний оппонент сетевого стандарта Джоя, включает TCP/IP в состав Windows 95. Джой должен испытывать такое чувство, как будто компьютерная отрасль возвращается, наконец, домой.

Пророчества Джоя в 1990

А 6 лет назад, в 1990 году, Джой был известен, как один из величайших умов в программировании, но постоянно проигрывающий Microsoft. На конференции PC Forum Эстер Дайсон в 1990 году он говорил, атакуя Microsoft: "Мы добавляем все больше возможностей к старым системам и сложность растет экспоненциально. У меня десять различных пакетов, и они взаимодействуют 10 х 10 различными способами. Выскакивают всевозможные сюрпризы, а поскольку все эти пакеты не работают совместно, мои возможности возрастают всего лишь аддитивно. У меня есть такая возможность и есть этакая, а в комбинации они не работают. А я хочу видеть систему, где сложность возрастает линейно, а мощность - экспоненциально".

Гейтс набирал высоту, Билл Джой, похоже, уходил в тень и утрачивал влияние. В 1990 году Джой удалился в лесистые высоты Аспена в Колорадо, выполняя перспективные исследования для Sun. Его разговоры о небольших программах и управляемых бытовых устройствах не имели, казалось, отношения к работе компании. Теперь-то понятно, что именно готовил Джой, какой невообразимый переворот, какой укол в самое сердце Гейтса. Это был проект, отличный от команды Green, которая готовила Java но, основываясь на тех же идеях, он имел не меньшее значение для сегодняшнего места Java. Все дороги ведут в Рим.

В начале 1990 года, появившись на торжественном обеде в Силиконовой Долине и выступив там с речью, Билл Джой высказал великую пророческую мысль. Он отдал первые пять из девяностых годов Биллу Гейтсу. "Это совершенно определенно", заявил он. (В конце восьмидесятых Джой даже продал большой пакет акций Sun и купил акции Microsoft, отчего стал вторым по богатству среди четырех учредителей Sun.) Но потом, около 1995 года, предсказывал Джой, все переменится. Произойдет "такой прорыв, какой мы не можем сегодня даже представить". Он даже признал, что этот прорыв может сделать не Sun, а "люди и фирмы, которых мы сегодня не знаем". Он был прав и это оказался все-таки Sun.

И вот сегодня Microsoft сидит на горячей сковороде. 16 ноября 1995 Рик Г. Шерлунд, аналитик влиятельной компании Goldman, Sachs & Co., изъял Microsoft из рекомендованного фирмой списка, объясняя это медленным ростом продаж обычного программного обеспечения для PC и предупреждая о грозящем вызове гиганту со стороны разработчиков программ для Internet. Web, заметил он, "является серьезной угрозой способности Microsoft устанавливать стандарты в важных для индустрии вопросах". Новость о решении Шерлунда привела к понижению стоимости акций Microsoft на 7%.

Это можно считать практически первым моментом, когда впервые зашла речь об угрозе Microsoft со стороны новой компьютерной парадигмы.

Первые шаги проекта Green

Но оставим фанфары и вернемся назад в 1990, когда команда Green получила карт-бланш для выполнения самых безумных своих проектов. Но вот каких проектов? Они имели только самое общее представление о том, что собирались делать. Соревнование с Microsoft закончилось: Голиаф уже выиграл битву за массовый рынок настольных систем. Вместо этого команда решила полностью обойти Microsoft и рынок PC одновременно, создав программную систему, которая может работать везде, даже на устройствах, которые до тех пор даже не считались компьютерами. Это означало, что система должна быть компактной и простой - полная противоположность тому, что в тот момент продавала компания Sun. "Мы хотели, чтобы компьютеры отошли на второй план, став повседневной обыденностью", сказал Ноутон. "Мы считали, что третья волна компьютеризации будет направляться нуждами бытовой электроники."

И все же команда Green оставалась решением, для которого еще не нашли проблему. Общего мнения, задавшего начальное направление работ группы, удалось достичь весной 1991 года, когда высшее руководство Sun собралось на ежегодную встречу в узком кругу. Гослинг, Шеридан и Наутон, теперь вместе с Эдом Франком, одним из лучших инженеров-электронщиков Sun, принимали ванны и пили пиво. Гослинг заметил, что микропроцессоры встречаются в тостерах, видеомагнитофонах и многих других домашних приборах, даже в дверных ручках комнат лыжных домиков. "Уж если они есть в дурацких дверных ручках, тогда они просто вездесущие", сказал он. Целых три пульта дистанционного управления были нужны только для того, чтобы заставить работать вместе домашние телевизор, видеомагнитофон и аудиосистему. И запрограммировать их толком никто не умеет. Процессоры есть везде, не используются они совершенно бездарно.

Гослинг настаивал, что "если применить немножко теории, все эти штуки будут работать совместно". В порядке мозгового штурма он предложил, чтобы обыкновенный выключатель света, снабженный жидкокристаллическим дисплеем и сенсорной клавиатурой, мог показывать небольшие фильмы о том, чем и как он управляет. Любое устройство управления может иметь возможности мультимедиа, а эти возможности помогут людям делать настоящие хорошие вещи. И вот там, в горячей ванне, команда Green решила построить прототип устройства, управляющего всей потребительской электроникой.

Вот так и начались дни славы проекта Green. В апреле 1991 года команда переехала из городка Sun в офисное помещение над филиалом Bank of America на Сэнд-Хилл Роуд в Менло-Парке, отрезав себя от внутренней компьютерной сети Sun. Точно так же программисты отделились и в смысле культуры. Как вспоминает Шеридан: "если бы мы там остались, то превратились бы в конце концов просто в еще одну рабочую станцию. Я до противности был помешан на том, чтобы к нам никто не совался".

За зеленой дверью

Центр большой комнаты они освободили под лабораторные стенды и столы, холодильник забили мороженым и кока-колой, после чего стали проводить часы за игрой в "Нинтендо" - чтобы лучше понять секрет завораживающе привлекательных интерфейсов пользователя. Вопросы бизнеса были отложены подальше, чтобы дать техническим идеям место для созревания. Задача была сформулирована в бизнес-плане, который члены команды называли "За зеленой дверью": "Разработать и лицензировать операционную среду для устройств бытовой электроники, позволяющую убедительно представлять услуги и информацию посредством возникающей цифровой инфраструктуры".

Основные озарения по созданию программного обеспечения для работы на таких устройствах посетили Гослинга на концерте братьев Дуби. Сидя ссутулившись в первом ряду и купаясь в волнах музыки, Гослинг глянул вверх на провода, динамики и полуавтоматические огни, танцующие под звуки музыки. "И я увидел, как бегут по проводам воображаемые пакеты, управляющие всем этим представлением", вспоминает Гослинг. "До этого момента я много думал над тем, как заставить поток управления поведением проходить довольно узкими путями сети. И во время концерта я прорубился через груду технических вопросов. Я сразу понял, как далеко это может зайти: вплетение сетей и компьютеров в тонкие узоры ткани повседневной жизни".

Рождение языка Oak

Гослинг быстро понял, что существующие языки не годятся для этой работы. Язык C++ стал почти стандартом для программистов, строящих специальные приложения, где быстродействие решает все - например, системы CAD, в которых успех определяется числом сгенерированных за секунду прямоугольников. Но для задуманных Гослингом целей язык C++ не был достаточно надежным. Построенные приложения работали быстро, но интерфейс был неудовлетворителен, и программы продолжали сбоить. А в задачах управления бытовой электроникой надежность важнее скорости. Программные интерфейсы должны быть надежны, как вилка для стенной розетки. "И я пришел к заключению, что мне нужен язык программирования", говорит Гослинг.

Когда это стало ясно, то Гослинг начал работу над заменой языка C++ в домашнем хозяйстве. Весь процесс "от начальных беспомощных ругательств и до продукта разумной степени законченности" занял, как утверждает Гослинг, всего несколько месяцев. Тем временем Ноутон работал над графической анимацией, которая должна была послужить интерфейсом устройства. В августе 1991 года у Гослинга уже была графика, работающая в его новом языке, который он назвал Oak (дуб) в честь дерева, видного из окна его офиса. Этот язык впоследствии был переименован в Java.

Теперь уже команду проекта Green захватила задача построить устройство, которое работало бы как интерфейс к киберпространству. Целью являлось построение визуального интерфейса к виртуальному миру. Человек, который хочет записать телевизионную передачу на видео, находясь вне дома, мог бы управлять своим видеомагнитофоном как виртуальным видео в виртуальном мире, который разрабатывал Ноутон. Этот виртуальный мир - цветной и трехмерный - был написан на языке Oak и стилизован художниками.

"Молотковая технология"

Теперь новым программам недоставало только устройства, на котором они могли бы работать. Это должен был быть прибор достаточно малых размеров, чтобы его удобно было держать, и с батарейками. Чтобы построить такой прибор, члены команды выработали то, что Ноутон называет "молотковой технологией": "Ищется "что-то", содержащее по настоящему классный аппаратный узел. По этому "чему-то" нужно как следует ударить молотком, а узел снять и использовать. Мы выбрали мини-телевизор Sharp потребительского класса, дали по нему молотком и вытащили из него цветной дисплей на жидких кристаллах с активной матрицей. Впереди мы приделали к нему резистивный сенсорный экран, убедились, что в системе нет ни движущихся деталей, ни кнопок, ни выключателя питания и вообще ничего подобного", объяснил Ноутон. Команда хотела добавить стерео динамики, но не нашла таких, которые влезли бы в этот корпус. "Тогда мы пошли в магазин Fry, купили дюжину игр Game Boys, три часа играли, как сумасшедшие, а потом разломали - вот так мы и добыли динамики".

Внутреннее устройство прибора было еще более замечательно: одну из старших моделей рабочих станций Sparc фирмы Sun затолкали в темно-зеленый алюминиевый корпус чуть больше мяча. Команда Фрэнка по разработке аппаратуры создала три специальных чипа и разработала материнскую плату, которая для экономии места могла складываться. Команда работала как проклятая все лето 1992 года. "это была просто кровавая баня", говорит теперь Ноутон. "Мы откусили больше, чем любые семь человек могли прожевать. Только такие самоуверенные сукины дети, как мы, могли думать, что им удастся это вытянуть. Свободных переменных было столько, что даже возвращаться было не к чему. У нас не было ничего, о чем бы мы с уверенностью могли сказать: это будет работать".

Первая демонстрация устройства "*7"

Мак-Нили показали демо-версию в августе 1992 года. Он увидел помещающееся в руке устройство с маленьким экраном без кнопок. Коснулся экрана - и оно включилось. Класс! Открывался мир мультфильма - без меню! Персонаж по имению Дьюк - бесенок с заячьими зубами и красным носом вел пользователя по комнатам мультипликационного дома. Управлять можно было пальцем - без мыши! Проводя пальцем по экрану, можно было, лежа на диване, вызвать виртуального гида, выбрать программу, перетащить ее в рисунок, изображающий видеомагнитофон, и запрограммировать видео на запись программы. Это было еще изящней, чем планировалось сначала. Все делалось без клавиатуры - просто подхватываешь объекты пальцем и с характерным звуком отпускаешь.

Босс компании Sun пришел в экстаз. В то время не было ничего похожего на такой плавный и естественный интерфейс. И ничего похожего на Oak. Мак-Нили разразился суперэнергичным электронным письмом: "Эта штука - прорыв. Теперь не подведите меня. Нам нужно этого щенка продать как следует, и у вас еще горы работы, чтобы это стало реальным. Вы сделаете - мы победим. Мы продадим это. Мы убьем HP, IBM, Microsoft и Apple одним ударом".

Перспективы новой технологии

Но команда Green не только положила на стол прототип. И Oak - это было больше, чем мультики. Это должен был быть индустриальной силы объектно-ориентированный язык с возможностью сильно распределенной по сети работы. Небольшие пакеты кода (объекты) носятся по сети, независимо функционируя на тех устройствах, где они оказываются (будь то компьютер, телефон или тостер). Целые приложения, как, скажем, программа работы с электронной почтой, могут быть построены сшиванием таких объектов модульным образом - и объекты не обязаны при этом находиться в одном и том же месте. А кроме того, язык Oak, работая с распределенной вычислительной средой, содержит в своем ядре процедуры защиты, шифрования и аутентификации, так что, в сущности, система безопасности пользователям не видна.

Во время демонстрации Наутон то и дело рисовал на экране область действия языка Oak, заполняя пустую белизну экрана линиями, соединяющими домашний компьютер с автомобилем, с телевизором, с телефоном, с банком - с чем угодно. Oak был предназначен стать родным языком сети любых цифровых устройств.

Попытки выйти на рынок

Команда проекта Green вела переговоры с компанией Mitsubishi Electric об использовании интерфейсов на базе Oak в сотовой телефонии, в телевизорах, в домашних и промышленных автоматизированных системах. Компания France Telecom, искавшая способ модернизации своей системы Minitel, тоже, как говорит Шеридан, была заинтересована. Он выступил с детально разработанным планом, названным "За зеленой дверью", в котором предлагалось, чтобы компания Sun организовала отдельный филиал для продвижения технологии Oak на потребительский рынок.

Рождение FirstPerson Inc.

Через два месяца после демонстрации компания Sun выделила из себя команду Green в фирму FirstPerson Inc. - филиал, находящийся в полной собственности Sun. Розинг перешел туда из Sun Labs и возглавил проект. Тогда Шеридан, обойденный и чувствующий себя обиженным, очистил свой стол и пошел домой. "Я считал, что раз я вел проект до тех пор, то я должен был продолжать его и дальше", вспоминает Шеридан, ныне возглавляющий группу технологического консалтинга в Вирджинии. Гослинг и Ноутон остались. "Произошла смена караула, и не все прошло гладко" - так оценивает Гослинг тогдашнюю ситуацию.

Когда компания FirstPerson выросла от 14 сотрудников до более чем 60 и переехала из однокомнатного укрытия в роскошный офис в деловой части Пало-Альто, все поехало как-то вкось.

Mitsubishi и France Telecom в конце концов оказались не заинтересованными, других потенциальных партнеров тоже не появилось. Фирма Sun определила, что стоимость процессора, памяти и дисплея, необходимых для работы Oak, можно сократить до $50, но производители бытовой электроники привыкли платить только за микропроцессоры, которые упрощают использование их продуктов.

Попытки найти применение в интерактивном телевидении

Тем временем концепция информационной супермагистрали овладела рациональными умами; она заявила о себе, как о Грядущей Близкой Реальности. Большинство потребителей понимали I-way (информационную супермагистраль) как интерактивное телевидение. И потому, когда Time Warner вышла с предложением начать с марта 1993 года пробную эксплуатацию интерактивного телевидения в Orlando, фирма FirstPerson воспользовалась шансом предложить свои приставки. В том, то касалось компании Sun, интерактивное телевидение было адекватной моменту технологией, и компания отчаянно пыталась использовать Oak как средство ввода информации для него. Ноутон, Гослинг и Джой, который проявлял к Oak спорадический интерес, много раз ездили в технологический центр компании Time Warner в Денвере. Там они работали над созданием прототипа и обсуждали оценку стоимости приставок, которые могли бы связать телевизор с информационной супермагистралью и где использовался бы язык Oak для координации сложных комплексов изображений, данных и надежных финансовых транзакций в распределенной сети.

Но этот контракт ушел к корпорации Silicon Graphics, конкуренту Sun на рынке старших моделей рабочих станций. В самой компании Sun Мак-Нили с большой горячностью отнесся к тому, что они не давили на Time Warner так сильно, как Джим Кларк, основатель и руководитель SGI. Мак-Нили бурчал: "Time Warner только и надо было знать, кто поставит на телевизор коробочку за 300 долларов. Но никто не знает, как сделать за 300 долларов то, что они хотят". Фирма SGI поставила приставку, стоившую летом 1993 года раз в десять больше.

В ретроспективе можно теперь сказать, что потеря контракта обернулась большой удачей, если учесть перерасход средств, ошибки в работе продукта и слабый интерес к нему потребителя, из-за чего проект Orlando стал поражением как для Time Warner так и для SGI.

Через несколько месяцев компания FirstPerson подобралась дразняще близко к подписанию контракта с 3DO - фирмой, у которой были проблемы с продажей дорогой игровой машины на базе CD-ROM, и которая поэтому пыталась повторить свой продукт в виде приставки. Всего за 10 дней удалось заставить Oak работать на игровых приставках фирмы 3DO, но целых три месяца ушло на переговоры о коммерческих условиях. Наконец, бумаги были готовы, и Трип Хоукинс, основатель 3DO, вдруг потребовал эксклюзивных прав на эту технологию. Мак-Нили отказал. Учитывая ненадежное состояние 3DO - дорогие игры этой фирмы уже два года томились на полках - эта потеря тоже обернулась удачей.

FirstPerson могла попробовать еще несколько путей. "В чем мы действительно оказались тупыми - это в том, что сосредоточились на приставках и отгородились от остального мира шорами", говорит Гослинг. "Интерактивное телевидение - это была ошибка. Проявляя такой энтузиазм, мы не понимали, насколько этот мир ненадежен"

Из-за этих шор Sun - вместе с многими другими - не уловила значимости другого возникающего феномена. Когда Андреессен и Бина выпустили первую версию браузера Mosaic, начался взлет до того находившейся в тени World Wide Web. Но это случилось по крайней мере за три месяца до того, как Эрик Шмидт, главный технолог компании Sun, впервые увидел эту программу. Как случилось, что компания Sun, так долго поставлявшая больше половины хост-компьютеров Internet, пропустила массовый призыв Web? "Нам пришлось очнуться от транса'', признает Шмидт.

Конец фирмы FirstPerson

В фирме FirstPerson царил беспорядок. Нервы были на пределе. От руководства Sun шли приказы: найдите что-нибудь, дающее прибыль. Сейчас же! В начале 1994 года был разработан план, бесцеремонно отправивший в мусорную корзину все надежды FirstPerson на гипотетические рынки и сосредоточивший внимание на персональных компьютерах - технологии, в которой проект рассчитывал выскочить на первое место. Согласно новому плану, создавались группы разработчиков продуктов для CD-ROM, которые будут работать на языке Oak и (в идеале) придерживаться его как языка своей платформы при перенесении приложений в коммерческие онлайновые службы. Команда рассчитывала, что к концу века будут, наконец, созданы широкополосные сети для телевидения, и Oak будет выбран в качестве базового языка. Замечательно, что в плане даже не упоминались ни Mosaic, ни Web.

Этот план, по разным причинам, не встретил большого энтузиазма у высшего руководства компании Sun. Им нужна была стратегия, могущая стимулировать спрос на основные аппаратные продукты Sun, чего программа для CD-ROM не сделала бы. За отсутствием прибыльной стратегии фирму FirstPerson весной 1994 года отправили в утиль, проект электронной приставки отложили на полку, а команде интерактивного телевидения, переименованной в Sun Interactive, поручили в содружестве с фирмой Thomson Consumer Electronics разрабатывать приставку меньших габаритов и видеосерверы - уже без Oak. Чтобы спасти язык Oak, потребовалось, чтобы приложил руку Билл Джой.

Web инициирует второе рождение Java

Все переменилось, когда резко всплыла Web. Перспектива поставить Oak на основу Internet напомнила Джою дни его молодости. Благодаря Джою компания Sun поняла, наконец, что оправданием Oak может стать Internet. Поддержка Джоя оказалась критичной при выборе тактики, известной, как Игры Интернет, то есть "бесприбыльные" действия для построения своей доли рынка - тактика, прославленная фирмой Netscape, отдавшей в бесплатное пользование свой браузер. Джой описывает это так: "В какой-то момент я сказал: Ну его к черту, выпустим его бесплатно. Пусть все пользуются".

Джой и Шмидт написали еще один план по Oak и отправили Гослинга и Ноутона адаптировать Oak для Internet. Гослинг работал над кодом Oak, а Ноутон сел разрабатывать "killer app".

В январе 1995 года новая, написанная Гослингом версия Oak была наречена более привлекательным именем Java. Работа Ноутона вылилась в навигатор Web и впоследствии получила имя HotJava. Скелет этого приложения Ноутон написал всего за пару выходных. Следуя указаниям Джоя, они намеревались сделать его бесплатно доступным на Web.

Технология, открытая до бесплатности

Фирма Sun всегда предлагала открытые стандарты для программных интерфейсов, что позволяло каждому желающему построить свое собственные совместимые с этим стандартом приложения. Но эта стратегия могла быть продолжена дальше - до предложения бесплатной программной реализации. Старший менеджер продукта Java Ким Полиз на электронной доске объявлений в своем офисе большими буквами написала: "Открытое - это значит ...", а дальше шел дополняемый список требований. Одно дело, когда студенты-хакеры бесплатно выпускают студенческую работу, такую, как Mosaic, или когда бесплатно отдается работа свежих выпускников вроде навигатора, который предложила Netscape для бесплатного некоммерческого использования. И совсем другое, когда крупная компания вроде Sun бесплатно отдает технологические жемчужины из собственной короны, то есть исходный код одной из самых ценных своих технологий.

Даже у Шмидта были сомнения, сможет ли он выполнить свои обещания и защитить команду от прессинга со стороны Sun. Он рассказывает: "разговора на эту тему не было, но вокруг меня носилось в воздухе: "Эрик, ты нарушаешь все принципы работы компании. Ты берешь нашу технологию и отдаешь ее Microsoft и вообще любому нашему конкуренту. Как же ты собираешься делать деньги?". В тот момент у меня не было ответа. Мне надо было бы что-то придумывать. Пришлось бы врать. Во что я искренне верил - это в то, что Java может стать доступной для всех архитектурой. Самый быстрый путь для этого был через распространение, а самый быстрый путь распространения - через Internet".

Java находит свое место в Web

В декабре 1994 года Java и HotJava (все еще с названием Oak) были помещены в секретном файле в глубины Internet; только немногим избранным указали, как его найти, и пригласили проверить. Через три месяца копию получил Марк Андреессен, который продолжал запускать Netscape у Джима Кларка. Андреессен в интервью газете "Сан-Хосе Меркьюри Ньюс" дал такую оценку: "то, что делают эти ребята, абсолютно и неопровержимо ново. Это классная штука". Вот так команда Java узнала, что у нее, у конце концов, работа получилась. Как заметила Полиз: "этой фразой бог Internet благословил нас".

Заключение

Дальше начинается сегодня, которое уже не история. Сегодня интерпретатор Java работает более чем на десятке различных платформ, главная из которых Windows NT/95. Компания Sun Microsystems выделила подразделение JavaSoft и объявила о выпуске специализированных java-чипов, по поводу чего даже переименовав SPARC Technology Buiseness в Sun Microelectornics. В Internet бесплатно раздаются средства разработки на Java нескольких производителей, множество компаний лицензировали Java. Microsoft лицензировала Java для использования в своих сетевых программах, движимая напором Internet. Novell лицензировал Java для борьбы с Microsoft Windows NT. Навигаторы Netscape и Microsoft серьезнейшим образом конкурируют и поддержка Java является здесь важнейшим аргументом. Множество компаний, даже такая, как Oracle, собрались выпускать Internet-терминалы, использующие Java в качестве базовой технологии. Java не сходит со страниц газет, миллионы людей учатся программировать на ней. Да что там, чтобы понять масштабы этого стихийного бедствия, достаточно открыть глаза. Но это уже не история, точнее это другая история.

Проект Java, его трудная история и громкий успех, показывают, как надо жить в компьютерном бизнесе. Отчетливейшим образом видно, какую непревзойденную роль играет сегодня открытость технологии. Требования, предъявлявшиеся к ДУ от мясорубки, оказались ровно теми же, что предъявляются сегодня к сетевым устройствам. Как учил еще Декарт почти четыреста лет назад в своем четвертом правиле метода, чтобы что-то сделать хорошо, надо делать это правильно, рассмотрев предварительно проблему со всех точек зрения, представив себе все возможные варианты и позиции. Человек и мир не изменились - команда Green отвлеклась от компьютеров как таковых, задумавшись о бытовой технике, и результат ее усилий покорил мир все тех же компьютеров. Все возвращается на круги своя и очень скоро мы будем управлять холодильниками так же легко, как сегодня читаем новости в просторах Web.

Взгляните подробнее на историю Java. Может быть Вы найдете что-то полезное для себя, что-то, что поможет Вам найти свой путь в сегодняшнем бушующем океане компьютерной индустрии.