Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
Компьютер Марк-1 Печать
С благословения командования военно-морского флота, при финансовой и технической поддержке фирмы IBM. Эйкен принялся за разработку машины, в основу которой легли непроверенные идеи XIX в. и надежная технология XX в. Описания Аналитической машины, оставленного самим Бэббиджем, оказалось более чем достаточно. («Если бы Бэббидж жил на 75 лет позже, - заявил впоследствии, Эйкен, - я бы остался без работы».) В качестве переключательных устройств в машине Эйкена использовались простые электромеханические реле; инструкции (программ обработки данных) были записаны на перфоленте. В отличие от Атанасоффа и Стибица Эйкен не осознал преимуществ двоичной системы счисления, и данные вводись в машину в виде десятичных чисел, закодированных на перфокартах фирмы IBM.
 

Переключатели такого типа - в количестве 420 штук - использовались в первом в США программно-управляемом компьютере Марк-1, который производил вычисления в десятичной системе. Этот первенец американской вычислительной техники, построенный в 1943 г., был заключен в блестящий корпус из стекла и нержавеющей стали; растянувшись в длину на 17 м, он занимал большое лабораторное помещение в Гарвардском университете. Чтобы ввести в компьютер величины, нужные для вычисления, все эти переключатели приходилось устанавливать вручную.

 
Самые первые современные компьютеры - к числу которых относится Марк-1 - были основаны на электромеханических переключателях, которые широко применялись тогда в технике телефонной связи. Когда переключатель открыт (слева), ток в цепи отсутствует. Но если на обмотку железного сердечника (справа) подать ток низкого напряжения (красный), то в сердечнике создается магнитное поле, притягивающее один конец вращающегося на шарнире рычажка; другой его конец в этот момент сжимает контакты: цепь замыкается и по ней начинает проходить электрический ток (зеленый).
 
Разработка машины Марк-1 проходила на удивление гладко. Успешно пройдя первые испытания в начале 1943 г., она была затем перенесена в Гарвардский университет, где стала яблоком раздора между ее изобретателем и его шефом.

Следует заметить, что и Эйкен, и Уотсон, обладая немалым упрямством, любили делать все по-своему. Сначала они разошлись во мнениях относительно внешнего вида машины. Марк-1, достигавший в длину почти 17 м и в соту более 2,5 м, содержал около 750 тыс. деталей, соединенных проводами общей протяженностью около 800 км. Для инженера такая махина была поистине кошмарным сном. Эйкен хотел оставить внутренности машины открытыми, чтобы специалисты имели возможность видеть ее устройство. Уотсон же, которого, как всегда, больше беспокоила репутация фирмы IBM, настаивал, чтобы машину заключили в корпус из стекла и блестящей нержавеющей стали.

Уотсон вышел победителем в спорах по этому и другим вопросам, но, когда Марк-1 был «представлен» прессе в августе 1944 г., Эйкен взял реванш. Он вскользь упомянул о роли, которую сыграла в этом проекте корпорация IBM, а лично о Томасе Уотсоне вообще не сказал ни слова. Уотсон был в бешенстве. «Вы не смеете так пренебрежительно относиться к IBM! - кричал он Эйкену. - Для меня IBM значит не меньше, чем для вас, выпускников Гарварда, ваш университет!» Сын и преемник Уотсона Том Уотсон-младший говорил позже: «Имей Эйкен и отец под рукой пистолеты, они бы убили друг друга».
 
Матрос, обслуживающий машину Марк-l пытается насытить это прожорливое чудовище, которое с аппетитом поглощало перфоленты, управляющие его работой. Завершив «военную службу», на которой ему приходилось рассчитывать сложные баллистические таблицы, Марк-l проработал еще 15 лет в Гарвардском университете, помогая составлять математические таблицы и решая самые разнообразные задачи, от создания экономических моделей до конструирования электронных схем компьютеров.
 
Вскоре после этого Уотсон временно передал машину в распоряжение ВМФ, и ее стали использовать для выполнения сложных баллистических расчетов, которыми руководил сам Эйкен. Марк-1 мог «перемалывать» числа длиной до 23 разрядов. На сложение и вычитание тратилось 0,3 с, а на умножение - 3 с. Такое быстродействие было беспрецедентным, хотя лишь незначительно превосходило показатели, запланированные Бэббиджем. За день машина выполняла вычисления, на которые раньше уходило полгода.

Компьютер выглядел весьма эффектно и внушительно. В этом, конечно, сыграли определенную роль стекло и нержавеющая сталь Уотсона, а также образцовая чистота и порядок, которые поддерживали морские офицеры, обслуживавшие машину. Как вспоминает один из гарвардских ученых, они с умным видом ходили вокруг нее, «отдавая друг другу честь, и создавали впечатление, что управляют ею, стоя по стойке смирно». Лишь шум компьютера несколько портил картину. Когда 3304 реле щелкали, включаясь и выключаясь, управляя вращением валиков и шестеренок, казалось, вспоминал один из очевидцев, «что множество старушек шелестят стальными спицами». Марк-1 продолжал свою шумную деятельность на математическом поприще в Гарвардеком университете еще целых 16 лет. Но, несмотря на долгий и солидный послужной список, он так и не принес того успеха, на который рассчитывал Том Уотсон. Другие изобретатели - немцы, англичане, как и американцы, - руководствовались при разработке компьютеров более перспективными методами. По существу, Марк-1 устарел еще до того, как был построен.
 
Сборка машины Марк-1. Фото январь 1944г.
 
Тестирование машины Марк-1
 
 
1944 Г. Говард Эйкен, создатель машины Марк-1, наблюдает за ее работой.