Главная arrow Средства разработки arrow Диалекты Бейсика
Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
Диалекты Бейсика Печать
Авторы многих диалектов Бейсика широко открыли их для всех желающих, разрешив свободно копировать. Однако другие разработчики поставили свои разработки на коммерческую основу. Так, Том Питман, член компьютерного клуба, основанного группой регулярных посетителей вычислительного центра, основанного Альбрехтом, написал в 1975 г. интерпретатор Крошки-Бейсика для нескольких новых микрокомпьютеров, сделанных на основе микропроцессора «Моторолла-6800». Питман продал свой интерпретатор изготовителю за 3500 долл., вместе с тем сохранив за собой право на независимую продажу своего изделия.

Питман, довольно застенчивый человек среднего возраста, не имел намерения идти в бизнес. Он просто хотел доказать, что хорошее программное обеспечение можно разрабатывать и продавать по разумным ценам.

В это же время изготовитель «Альтаира» фирма МИТС начала продавать собственную версию Бейсика за 500 долл. (если покупатель приобретал у компании дополнительные платы памяти, то цена уменьшалась на 150 долл.). Эту версию написал весной 1975 г. (примерно в то же время, когда Альбрехт начал проект Крошки-Бейсика) первокурсник Гарвардского университета Билл Гейтс и его друг Пол Аллен, молодой программист из фирмы Honeywell. Они продали свою версию Бейсика фирме МИТС, на условиях получения процента с каждого проданной копии. Коллеги Питмана по компьютерному клубу возмутились высокой ценой Бейсика для «Альтаира», настаивая на бесплатном распространении программного обеспечения. («Тогда мы считали, что все должно быть свободным,» - заметил позднее Альбрехт.) Вероятно, кто-то из членов клуба украл программу «Альтаира» и распространил ее свободные копии, несколько приглушив ажиотаж, охвативший компьютерное сообщество.

Желая проверить, способны ли его друзья-хакеры удержаться от кражи недорогих программ, Питман предложил любителям свой интерпретатор Крошки-Бейсика, закодированный на перфоленте, всего за 5 долл. Реакция была столь восторженной, что Питман объявил о намерении написать для микрокомпьютеров Крошку-Фортран и продавать его по цене 25 долл. Однако ему пришлось прекратить свою «предпринимательскую деятельность» по семейным обстоятельствам, весьма понятным многим хакерам. «Моя компьютерная вдова оставила меня, - объяснял он. - Она решила, что не хочет быть замужем за "наркоманом"».

Расцвет бейсика

История «Альтаира» и Крошки-Бейсика завершилась в конце 70-х годов. Микрокомпьютеры выпускались теперь в полностью собранном виде, с большой памятью, способной вместить большие диалекты Бейсика. Некоторые изготовители встраивали интерпретаторы собственных версий Бейсика непосредственно в ПЗУ (постоянное запоминающее устройство) компьютера. Возникло много различных модификаций Бейсика (часто они создавались с целью выявить достоинства того или иного конкретного микрокомпьютера), так что разработчики языков стали говорить о нем как о целом классе языков, а не об одном языке с диалектами. Вскоре наибольшую популярность завоевал М-Бейсик (прямой наследник Бейсика «Альтаира»), с продажи которого Гейтс и Аллен начали деятельность созданной ими и весьма преуспевшей компании Microsoft Corporation.

Во многом благодаря предприимчивости Гейтса и Аллена, неутомимой деятельности Боба Альбрехта и энтузиазму малоизвестных разработчиков доморощенных крошек-бейсиков, этот язык, воплотившийся В многочисленных версиях, завоевал ведущее место в программировании микрокомпьютеров. В середине 80-х годов уже миллионы людей в США и других странах использовали Бейсик, причем главным образом на персональных компьютерах.

Принятие настоящего стандарта

Два первых разработчика Бейсика, Джон Кемени и Томас Курц из Дартмутского колледжа, испытывали в отношении феноменального успеха своего языка смешанные чувства. Они были безмерно горды той ролью, которую этот язык сыграл «в содействии открытию компьютеров массами» (выражение Кемени), но одновременно встревожены тем, во что превратилось их творение. «Первые микрокомпьютеры имели очень ограниченную память, так что разработчикам приходилось идти на компромиссы, порой весьма неудачные, - писали Кемени и Курц в 1985 г. - Многие из этих компромиссов став неотъемлемыми свойствами языка, закрепились, хотя первопричины их уже исчезли».

В результате многие версии Бейсика оказалось невозможным переносить с машины на машину. Выявились и другие проблемы. Многие специалисты по информатике относились к Бейсику довольно пренебрежительно. Например, англичанин Хоар сравнивал программирование на Бейсике с игрой на пианино двумя пальцами: играя простые мелодии, новички быстро делают успехи, но потом сталкиваются с огромными трудностями. Бейсик удобен для написания простых коротких программ, но из-за отсутствия в языке структуры не годится для длинных и сложных. Например, с помощью оператора GOТO управление может быть передано из одной точки программы в любую другую, что приводит к образованию структуры программы, которую называют «комок спагетти». Отсутствие структуры в программе заставило некоторые колледжи и школы откозались от использования Бейсика для обучения программированию, и заменить его более структурированным языком Паскаль, созданным Никлаусом Виртом.

На протяжении многих лет Кемени и Курц периодически пересматривали первоначальную (дартмутскую) версию Бейсика и даже заменили оператор GOTO более сложными управляющими структурами. Пустив Бейсик в обращение, они уже не могли уследить, что с ним происходит за пределами Дартмута. Чтобы как-то решить эту проблему, Кемени и Курц в 1984 г. разработали микрокомпьютерную версию Бейсика, которую намеревались согласовать со стандартами Бейсика, введенными Американским национальным институтом стандартов. Этот пересмотр Бейсика основывался на принципах структурного программирования и предусматривал использование комбинации компилятора и интерпретатора для трансляции программ на Бейсике в машинный код.

Гибридный транслятор не только сразу выявлял ошибки в программах, но и позволил легко переносить их с одних моделей машин на другие. В выборе названия для новой определяющей версии языка, который сам достиг уже 20-летия, отразилось отношение Кемени и Курца к другим диалектам: они назвали ее Истинный Бейсик.

Кемени и Курц оказались друзьями по несчастью с Никлаусом Виртом. Созданный им сильно структурированный язык Паскаль также переживал громадный успех и в конце 70-х годов получил широкое распространение в университетах. Но разработчики программного обеспечения, попытавшиеся приспособить Паскаль для микрокомпьютеров и использовать его в коммерческих целях, внесли в язык значительные изменения. Поскольку Вирт изначально разрабатывал Паскаль для обучения студентов программированию, язык почти не имел ввода-вывода и других средств, существенных для практического программирования. По этой причине в компиляторах Паскаля появлялись все новые расширения, выводящие язык за пределы чисто академических приложений. Это породило множество диалектов. Вирт не признал новые диалекты, провозгласив в 1977 г. свою позицию: «Если язык едва походит для применения, на которое его создатель явно не рассчитывал, то следует набраться смелости и создать новый, полностью адекватный язык, а не усложнять существующий».

Именно это Вирт и делал. В 1981 г. он разработал язык Модула-2, который должен был заменить Паскаль в универсальных применениях. Подобно Аде, язык Модула-2 представлял собой расширение Паскаля в нескольких направлениях. Наиболее примечательным было введение средств написания больших и сложных программ, которые можно было теперь создавать в виде отдельных самостоятельных модулей, а затем собирать их вместе. Однако в начале 80-х годов, пока компании по разработке программного обеспечения трудились над компиляторами для Модулы-2, которые позволили бы использовать язык на микрокомпьютерах.