Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
Язык Алгол-68 Печать
Атмосфера свободного поиска, без давления извне, в которой создавались языки АПЛ и Си, отнюдь не типична для разработок большинства языков программирования. Чаще рождение нового языка сопровождалось горячими дебатами.

В Европе с 60-х годов шли дискуссии вокруг спорных попыток усовершенствовать широко признанный язык программирования Алгол-60. В начале 1962 г. Международная федерация по обработке информации, ИФИП (IFIP, International Federation for Information Processing) сформировала новый комитет по Алголу.

Его задача состояла, во-первых, в разработке подмножества языка, в котором бы отсутствовали редко используемые конструкции Алгола-60, а во-вторых, в создании более совершенного языка преемника.

Хотя задача ставилась вполне определенная, обсуждение было длинным, шумным и бестолковым. В последствии К.А.Р. Хоар из Оксфордского университета, член комитета от Великобритании, поделился своей точкой зрения на шестилетнюю работу комитета.

Поводом для откровений послужила лекция, которую Хоар прочел в 1980 г. при вручении ему Тьюринговской премии, высшей награды за вклад в области информатики, учрежденной Ассоциацией по компьютеризации.

Хоар начал работу в комитете по Алголу, будучи многообещающим молодым программистом в небольшой фирме по производству компьютеров. «Я был рад представившейся мне возможности встретить и услышать мудрость многих оригинальных разработчиков языков, вспоминал он. - Но я был поражен до глубины души и даже обижен их обсуждениями. Очевидно, первоначально разработка Алгола-60 не проходила в том духе бесстрастного поиска истины, который я предполагал, основываясь на качестве языка».

Комитет с горем пополам согласовал требуемое подмножество; настоящие проблемы возникли, когда члены комитета занялись вопросом о языке-преемнике. В 1965 г. Хоар и швейцарский участник Никлаус Вирт (Niklaus Wirth), преподававший в Стэнфордском университете США, предложили умеренно модифицированную версию, которая, по мнению Хоара, «объединяла лучшие свойства Алгола-60 и не содержала его изъянов». Эта версия, получившая название Алгол-W в честь Вирта (Wirth), была в конце концов опубликована и приобрела большую популярность в университетских городках. Но комитет ее отверг.

Последовал ряд других предложений. По словам Хоара, каждое из них было «длинным и толстым документом, полным ошибок, исправляемых в последний момент. Все они описывали одинаково малопонятные, хотя и отличающиеся друг от друга языки». Мало кто из членов комитета воспринял критику Хоара «неясности, сложности и сверхамбициозности» вырабатываемого проекта. «По существу, - говорил Хоар, - члены комитета использовали постоянные задержки в его работе, чтобы втиснуть в будущий язык все более сложные конструкции, вместо того чтобы попытаться упростить его».

«Наконец, в декабре 1968 г., - продолжает Хоар, - в состоянии глубокого уныния я присутствовал на собрании в Мюнхене, на котором готов был родиться наш переношенный монстр, получивший имя Алгол-68». Хоар, Вирт и другие известные ученые высказывались против нового языка.

Они даже набросали небольшой доклад (позднее запрещенный руководством IFIP), где говорилось, что «как инструмент надежного создания сложных программ язык следует признать неудачным».

Как и предсказывалось, Алгол-68 оказался слишком громоздким и в отличие от своего предшественника Алгола-60 не получил признания в Европе. Опытные программисты с трудом понимали даже документ, определяющий новый язык. В течение многих лет только Британский королевский комитет по связи и радиолокации действительно использовал компилятор с Алгола-68.