Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
Язык PL/I Печать
В 1961 г. в IBM осознали, что если они хотят сохранить первенство, то нужно сделать гигантский скачок в технологии программирования. Результатом этого решения была System/360, впечатляющая серия универсальных компьютеров.

Эти машины проектировались так, чтобы в равной степени удовлетворить потребности как в аналитических вычислениях, так и в обработке данных в сфере бизнеса, а также в широком диапазоне специальных приложений.

Естественно, компьютер с таким широким спектром возможностей требовал мощного языка. Непростительно поздно поняв это, IBM лишь за полгода до окончания работ над аппаратным обеспечением начала заниматься языком.

Ассоциация SHARE, оценив перспективность этого дела, помогла IBM создать «комитет по разработке передового языка». В комитет вошли представители фирм Lockheed, Union Carbide, Standard Oil из Калифорнии, а также специалисты из отделов программирования и разработки языков самой IBM. Комитет возглавил специалист по компиляторам из фирмы IBM Джордж Радин (George Radin).

С самого начала работа велась в условиях нехватки времени. Группа приступила к работе в октябре 1963 г., а поскольку срок окончания работ по System/360 был назначен на апрель 1964 г., ее участники изо всех сил стремились успеть к сроку.

Поклонники Фортрана надеялись увидеть свой любимый язык в качестве основы нового языка. Но комиссия отвергла Фортран: он имел слишком ограниченные возможности, чтобы стать основой универсального языка, но споры по этому вопросу задержали работу на несколько недель. Обычно члены комитета собирались в выходные, как правило, в гостиничных номерах Нью-Йорка или Лос-Анджелеса. «Временами, - вспоминал потом Радин, - самыми активными противниками дела оказывались не защитники Фортрана, а брошенные жены и мужья».

Несмотря на административный нажим, спецификации языка были завершены лишь к февралю 1964 г. - новый язык явно запаздывал к дебюту System/360. Возможно, это было и к лучшему.

О результате усилий комитета, новом языке программирования, названном ПЛ/1 (PL/I, от Programming Language One - язык программирования, первый), было доложено ассоциации SHARE в марте.

Некоторые специалисты характеризовали язык как бесформенный, переусложненный и избыточный. Другие сравнивали его со складным ножом со 100 лезвиями, третьи саркастически вопрошали, почему бы проектировщикам не вставить туда еще и кухонную раковину?

Надеясь, что большинство проблем, связанных с новым языком, прояснится В процессе реализации, фирма IBM дала задание своей лаборатории в Харсли (Англия) приступить к работе над компилятором. Сотрудники лаборатории установили, что точное определение этого массивного языка займет не менее 200 страниц.

Язык так сильно отредактировали, что разработчики вряд ли узнали бы в получившемся результате свое творение. Однако уточнения превратил и язык в практичный инструмент программирования, который приветствовали многие программисты.

Фирма IBM надеялась, что PL/I явится кульминацией всего того, что возникло в языках программирования в предыдущие десятилетия. Многие черты Фортрана, Кобола и Алгола действительно нашли отражение в PL/I.

Но в то же время критики отмечали, что язык наделен слишком многими качествами, в которых лишь увековечились ошибки прошлого. По глубокомысленному замечанию Джона Бекуса, первые коммерческие языки оказали отрицательное влияние на развитие PL/I и последующих языков программирования. «Поскольку первые языки слишком глубоко проникли в среду программистов, - говорил Бекус, - они до сих пор остаются тупиками на пути к более совершенным языкам и лучшему пониманию самих компьютеров».