Главная arrow Гибкие системы arrow ЭВМ приходит в бизнес
Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
ЭВМ приходит в бизнес Печать
Пока Фортран приобретал приверженцев в традиционной области применения компьютеров - науке и технике, - в мире бизнеса все сильнее чувствовал ась потребность автоматизации процесса обработки информации. Большие корпорации, руководствующиеся принципом «время - деньги», осознали потенциальную прибыльность компьютеров, способных обрабатывать огромные объемы данных с высокой скоростью.

Было разработано несколько языков, которые предполагалось использовать в сфере бизнеса. Наибольшую популярность приобрели языки «Флоумэтик» (FLOW-MATIC), разработанный Грейс Хоппер из фирмы «Сперри Рэнд», «Коммерческий транслятор» фирмы IBM, предназначенный для конторских приложений, и язык «Аймако» (AIMACO), созданный в ВВС США. Однако ни один из них не подходил для всеобщего применения, и каждый работал лишь на компьютерах одного семейства - недостаток, характерный для многих языков того времени.

Как и предсказывала группа Бекуса, возникло множество имитаций Фортрана. Однако большинство новых систем годились лишь для того компьютера, для которого предназначались изначально, а проблема переноса программного обеспечения с компьютера на компьютер становилась все острее.

Чтобы работать с различными языками, программистам приходилось становиться полиглотами. Южная железнодорожная компания, с одной стороны, располагала тремя типами компьютеров, тремя отдельными вычислительными центрами, тремя штатами программистов, а с другой - имела одну большую проблему повышение эффективности своих железных дорог.

В апреле 1959 г., через два года после официального «старта» Фортрана, заинтересованные потребители, производители компьютеров и академические круги, провели нечто вроде военного совета, который собрался в Пенсильванском университете - колыбели вычислительной техники. Эта маленькая группа пришла к выводу, что она (и остальной мир) нуждается в стандартизованном машинно-независимом языке для деловых приложений.

Было ясно, что Фортран - не то, что нужно. В бизнесе требовалась быстрая работа с накладными, создание доступных списков потенциальных потребителей, а не решение уравнений.

Нужен был язык, который не только допускал бы такие важные операции, как сортировка элементов файла (набора однотипных элементов данных), слияние файлов и генерация отчетов, пригодных для использования, но и основывался на предложениях, подобных фразам английского языка.

Мало надеясь на беспристрастность в таком вопросе компаний-производителей, группа начала поиски нейтрального спонсора проекта. Небольшая делегация во главе с Грейс Хоппер обратилась в министерство обороны США. У Хоппер были основания рассчитывать на то, что Пентагон заинтересуется высокомобильным (легко переносимым с машины на машину) языком для деловых приложений.

В 1959 г. министерство имело в своем распоряжении не менее 1046 компьютеров всевозможных марок и размеров. Правительству приходилось тратить около 500 млн. долл. в год на поддержание функционирования этой разнородной массы машин и их программирование на все возрастающем множестве языков.

Пентагон разделял опасение большинства производителей компьютеров, что какой-нибудь один крупный производитель может монополизировать рынок. В таком случае и Пентагону, и другим серьезным пользователям пришлось бы иметь дело лишь с одним поставщиком. Поэтому большинство изготовителей компьютеров стремились помочь Пентагону сохранить рынок открытым.