Главная arrow Развитие ПО arrow От любителей к профессионалам
Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
От любителей к профессионалам Печать
В 1975 г. январский номер журнала Popular Electronics взбудоражил энтузиастов компьютерной техники. В этом номере была опубликована первая часть статьи, в которой описывался «первый в мире набор для сборки мини-компьютера, способного конкурировать с коммерческими моделями ... «Альтаир-8800».

В последующие дни сотни чеков, каждый на сумму 397 долл., пришли на адрес компании-производителя «Микроинструментэйшн энд телеметри систем» (Micro Instrumentation and Telemetry System, MITS), расположенной в маленьком городке Альбукерке, шт. Нью-Мексико.

Сборка компьютера, несмотря на его весьма ограниченные возможности, была не простым делом. В законченном виде он представлял собой единственную микросхему, размещенную в небольшом голубом ящике, на передней панели которого располагались ряды переключателей и индикаторных лампочек. Однако даже опытному радиолюбителю требовалось несколько часов на распайку всех соединений.

Но и собрав машину, ее владелец по-прежнему мог рассчитывать только на собственные силы, поскольку «Альтаир» выпускался без программного обеспечения и купить его было негде. Если владелец компьютера хотел, чтобы машина делала что-нибудь полезное, ему нужно было сначала создать соответствующую программу.

Такая программа должна была удовлетворять двум требованиям. Во-первых быть достаточно короткой, поскольку объем оперативной памяти «Альтаира» составлял всего 256 байт, т. е. его хватало приблизительно на один абзац текста; во-вторых - составляться в двоичном коде. Составив подходящую короткую двоичную программу, пользователь мог ввести ее в компьютер, орудуя расположенными на передней панели машины переключателями (по одному переключателю на каждую двоичную цифру). Результат высвечивался загадочно мигающими лампочками, и его еще надо было научиться расшифровывать. Как видим, «Альтаир» предназначался для людей отнюдь не робкого десятка.
 

По сравнению с тщательно отделанными микрокомпьютерами более поздних моделей «Альтаир-8800», передняя панель которого ощетинилась индикаторными лампочками и переключателями, выглядит довольно странно. Однако не стоит забывать, что бум в области персональных компьютеров начался именно с малыша «Альтаира», увидевшего свет в 1975 г.

Среди отчаянных любителей, не побоявшихся «выбросить деньги» ради сомнительного удовольствия заполучить в свои руки первые машины «Альтаир», было немало тех, кто спустя примерно десятилетие, оказался в рядах революционеров компьютерной индустрии. Опыт, приобретенный ими в работе с этой простейшей машиной, не пропал даром. Одним он пригодился при создании меньших по габаритам, но более совершенных машин; другим - при разработке удивительных программ, которые даже трудно было вообразить лишь несколькими годами раньше. Эти про граммы могли решать такие задачи, как графическое редактирование или комплексный финансовый анализ.

Однако тем, кто начинал работу с «Альтаиром», пришлось сделать в некотором роде шаг назад, к тем временам, когда для создания работающего программного обеспечения программисту нужно было хорошо разобраться в «кухне» машины.

Джон Бекус (один из создателей языка программирования FORTRAN), вспоминая эти времена, говорил, что программист «должен был стать искусным изобретателем, чтобы приспособить свою задачу к особенностям компьютера. Нужно было суметь разместить программу и данные в мизерном объеме памяти и преодолеть невообразимые трудности, связанные с организацией ввода и вывода информации, и все это требовалось сделать, используя ограниченный и часто весьма вычурный набор команд».

Однако владельцы «Альтаира» имели несомненное преимущество перед программистами первого поколения, поскольку и аппаратура, и программное обеспечение компьютеров значительно усовершенствовались по сравнению с теми временами, когда для замены программы в неуклюжих и громоздких машинах (типа «Эниак» или гарвардского «Марка-l») требовалось звать на помощь инженеров.

В 50-х - начале 60-х годов компьютеры стали широко использоваться в различных организациях, в том числе в ведущих университетах, и таким образом оказались доступными новому поколению программистов. Первое их поколение состояло из людей, работавших в корпорациях и учреждениях, которые обычно занимались задачами, связанными с проведением сложных математических расчетов или усовершенствованием управленческих систем (например, в области бухгалтерского учета или регистрации студентов).
 

Этот рисунок, запечатлевший членов клуба «Самодельный компьютер», датируемый 12 апреля 1975 г. Этот клуб любителей сформировался на добровольных началах вскоре после появления «эпохального» персонального компьютера «Альтаир». Впоследствии некоторые из членов клуба заняли ведущее положение в индустрии программного обеспечения.

Новое поколение программистов в основном Формировалась из тех, кто был увлечен самим процессом решения задач с помощью компьютеров. Большинство из них составляли студенты. Для некоторых из этих энтузиастов электроника была их «хобби», и для них не существовало ничего более заманчивого, чем расширить область применения компьютера.

Эти «компьютерные наркоманы» не могли мириться с ограниченными возможностями системы пакетной обработки, при которой программы приходилось передавать оператору и часами томиться в ожидании результатов вычислений. Поэтому они стали искать способы, которые позволили бы им добраться до компьютера.

Вначале они отыскивали Физический или математический факультет, располагавший собственным мини-компьютером. Программы для таких машин задавались при помощи перфоленты и могли моментально реагировать на команды, набираемые на клавиатуре.

Затем студент-любитель заказывал машинное время под именем кого-нибудь, имеющего доступ к компьютеру, а то и тайком проникал в пустой машинный зал ночью или в выходные дни. Позднее один из таких энтузиастов рассказывал: «Можно было прийти в 9 ч вечера, когда физиков уже не было, и оставаться там до 9 ч утра, когда они возвращались. Это удавалось проделывать каждую ночь. На машине я оставался до начала занятий, но зато на лекциях спал».