Главная arrow Поиск arrow Зарождение смысла
Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
Зарождение смысла Печать

"Научное" определение информации состоит в том, что полное число состояний системы не несёт информации, а если какие-то "типы" состояний оказываются невозможными или наоборот, неизбежными, то появляется нетривиальная информация об этой системе. В пределе, если известно, что система находится в одном определённом состоянии, то информация о ней максимальна.

Между абстрактной "системой" и информационным сообщением есть принципиальная разница. Семантическое "сообщение" использует символы и правила, имеющие "приписанный" смысл. Мы приписываем важный для человека смысл природным явлениям, так как будто они тоже являются символами. "Полезное растение". Любое произведение искусства, машина или "закон природы" состоит для нас из элементов, имеющих символический смысл в рамках человеческой культуры. Мы обнаруживаем признаки целесообразности даже в расположении звёзд. Также и читатель "вчитывает" книгу. На самом деле в информационном смысле 99% содержания книги находится в голове читателя. А символы, которые он видит, только вызывают в его сознании те или иные ассоциации.

Семантическая информация - это надстройка над сознанием. Поэтому она не может быть в основе создаваемой (новой) разумной системы. А научная информация, то есть возникновение смысла из хаоса, - это "физическое явление", которое позволяет "вырастить" разум из небольшого количества исходных смыслов "желаний".

То, что я называю самообучением или адаптацией - это "чистое творчество". Правила неизвестны. Естественно, нет и символов, над которыми могли бы действовать эти правила. Однако образы, а затем и некие символы могут быть изобретены творческим механизмом сознания, и применяться сознательным существом по мере накопления им жизненного опыта.

Зарождение семантики происходит на неосознаваемом уровне в сознании

Механизм этого явления основан на том, что органы (сенсоры и эффекторы) имеют свою нервную систему и тоже могут обучаться. После того, как рука под детальным управлением мозга освоила до автоматизма какое-то новое движение, в её нервной системе возникают новые ассоциации для этого движения. В процессе творческого поиска мозг может найти упрощённые команды, активизирующие эти ассоциации и запускающие управление нужным движением. Так мозг переходит от детального управления к "общему". Появляется короткий "символ", содержащий информацию, приписанную ему нервной системой руки. Осознаваемая семантика - это естественное продолжение такой самопроизвольной структуризации опыта.

Существо разумно, если оно ведёт себя разумно. А разумное поведение - это полезное для данного существа поведение. Объективный критерий полезности состоит в том, что это существо или весь вид благодаря такому разумному поведению выживает. Такое определение разумности похоже на определение рациональности. А само разумное поведение выглядит как способность к быстрой адаптации.

Именно таким разумом (который находит причинно-следственные связи между событиями) обладают все животные и даже отдельный нейрон! Только явления, доступные разным животным, очень различаются. Не только по информационной сложности, но и по физической доступности. Благодаря присущей разуму избыточности, человек (и другие высшие животные) использует его не только для выживания, но и для других развлечений.

Сознание оперирует не сущностями, а их субъективными отражениями - образами и понятиями. Такие абстракции недоступны мозгу как информационному процессору. В мозгу хранятся не образы и факты из внешнего мира, а динамический опыт взаимодействия с органами тела. Аналогично, нервная система отдельного органа запоминает опыт своего взаимодействия с миром и с мозгом. Нейроны и мозг в целом хранят методы преобразования информации сенсор-мозг-эффектор, а не сведения о её источнике и приемнике. Нейрон "запоминает" эти методы в виде своей внутренней биохимической структуры, от которой зависит, что будет на выходе при определенной динамике входных логических сигналов. Изменение этой структуры приводит как к забыванию, так и к творчеству.

Поскольку образы "хранятся" в сознании, то они, как и само сознание, являются динамическими объектами, то есть информационными потоками, а не статическими "картинами". Механизм сознания функционально объединяет абстрактный мозг и конкретные органы чувств и действий в единое разумное существо, которое материальными средствами поддерживает идеальный поток сознания.

Нормальные условия жизни способствуют запоминанию. Вследствие этого полезное поведение закрепляется. Однако, если это обычные условия и обычное поведение, то не происходит накопления новой информации. Есть только "регенерация" старой и повторение освоенных до автоматизма действий. Нарушение нормального биологического состояния организма ухудшает запоминание. Может быть поэтому, мы помним больше хорошего, чем плохого.

Мозг не живет в объектном мире, как, например, тело. Поэтому непосредственная информация об объектах ему недоступна. Её воспринимают датчики (глаза) и преобразуют в информационный поток, который обрабатывается мозгом. На выходе находятся другие датчики (мышцы), способные преобразовать поток информации в объектный вид. Когда мы видим или слышим, говорим или трогаем - мы действуем в объектном мире. Если этот мир изменится, то придется действовать иначе. Мозг способен переучиться для обработки новой информации. Поскольку такие изменения внешнего мира встречаются довольно часто, мозг оказался таким ценным органом, что его совершенствование стало важным условием выживания некоторых видов, например, человека.

Разум не способен понять всё. Но, не имея разума, который, по существу своему, субъективен и ограничен, вообще ничего понять нельзя. Допустим, кто-то создал думающую машину. Он знает в подробностях, как она устроена. И она уже не кажется ему сознательной. Просто известные алгоритмы вырабатывают нужные выходные реакции в ответ на входные сигналы. Также и нейрохирург не видит никакой тайны в сознании, которое так легко поддаётся его скальпелю. В результате своих исследований разума я всё больше убеждаюсь, что человек хотя и царь природы, но он царствует среди равных ему думающих животных.