Как начинался компьютер
Компьютерная революция
Двоичный код
Разработки военных лет
Интегральные микросхемы
Микрокомпьютер
Персоны
Сеть
Язык компьютера
Развитие ПО
Гибкие системы
Средства разработки
Информатика
Вычислительная наука
Операционные системы
Искусственный интеллект
Предыстория
Поиск
Знания и рассуждения
Логика
Робототехника
 

 
Компьютеры СССР Печать

Отечественная история развития отечественной компьютерной техники насчитывает немало славных страниц.

Сегодня компьютерные средства представлены довольно сложными системами многофункционального назначения. Однако начало компьютерной эры было положено в середине XX века сравнительно примитивными, конечно, по нынешним меркам, устройствами, созданными на основе электронных ламп.

В 1942 году американский физик Джон Моучли представил собственный проект электронной вычислительной машины – ЭВМ ENIAC (Electronic Numerical Integrator and Computer — электронный числовой интегратор и калькулятор). Весной 1945 года она была построена для целей оборонных ведомств, а в феврале 1946 года, 60 лет назад, рассекречена. ENIAC содержала 178468 ламповых триодов и 7200 кристаллических диодов, а также  4100 магнитных элементов. Данная ЭВМ занимала площадь в 300 кв. м и в 1000 раз превосходила по быстродействию релейные аналоги.

Элементной базой первых зарубежных и отечественных ЭВМ стали электронные лампы, представленные вакуумными диодами и триодами. Первые из них содержали спираль накаливания, катод и анод, вторые – спираль накаливания, катод, анод и сетка, управляющая потоком электронов, а, следовательно, и анодным током.

Параллельно с развитием элементной базы и совершенствованием схемотехнических решений осуществлялось развитие основополагающих научно-технических концепций. Так, в 1944 году американский инженер Джон Эккерт впервые выдвинул концепцию хранимой в памяти компьютера программы. А в 1946 году Джон фон Нейман предложил ряд новых идей организации ЭВМ, которая во многих чертах сохранилась до настоящего времени.

Однако реализация новейших концепций требовала соответствующих технических решений и, конечно, элементной базы. И такой случай представился для разработчиков ЭВМ. Связан он с открытием в области полупроводников. Сотрудники Bell Telephone Laboratories Джон Бардин и Уолтер Бремен 23 декабря 1947 года впервые продемонстрировали свое изобретение, получившее название «транзистор».

Отдавая должное создателям транзистора, необходимо отметить, что за долго до американских ученых исследования в области полупроводниковой электроники проводили наши соотечественники. Так например, экспериментируя со слаботочной техникой, работающей при напряжениях до 4В, русский инженер Лосев исследовал вольт-амперные характеристики детектора из цинкита и угольного волоска (из старой лампы). 13 января 1922 он открыл явление возникновения электромагнитных колебаний и эффект их усиления в полупроводниковом кристаллическом детекторе. Он обнаружил у кристалла падающий участок вольт-амперной характеристики и первым построил генерирующий детектор. Это позволило создать радиоприемник, способный принимать и усиливать электромагнитные колебания. Свой прибор Лосев, создал на контактной паре металлического острия и кристалла цинкита (оксида цинка), на которую подавалось небольшое напряжение. Прибор Лосева – приемник с генерирующим диодом, вошёл в историю полупроводниковой электроники как «кристадин» (кристаллический гетеродин). Это открытие не оформлялось никакими патентами, но было широко обнародовано и в СССР, и за рубежом. Лосев приобрел всемирную известность, а сами кристадины работали (на волне 24 м) на нескольких радиостанциях Министерства связи (Наркомпочтеля). Это принесло автору две премии министерства — в 1922 и 1925 гг. Кристадины производились до начала 1930-х гг., а потом были вытеснены усовершенствованными радиолампами. Примечательно, что продолжение исследований в этом направлении привело к созданию в 1958 г. туннельных диодов, нашедших применение в вычислительной технике 60-х годов ХХ века. Лосев первым открыл и новое явление — свечение кристаллов карборунда при прохождении тока через точечный контакт. В 1929 г. Лосев получил патент СССР (№ 12191) на изобретение светового реле. Само явление свечения мировая печать1920-х гг. называла «светом Лосева» (Lossew Licht, Losev light, etc.).

В целом же следует признать, что исследователь явно обогнал свое время. Несовершенство техники физических экспериментов, отсутствие теоретической базы, связанной с явлениями в полупроводниках, не позволили развить достигнутый успех. Именно поэтому первенство долгое время оставалось за радиолампами. Однако время требовало своего, и к полупроводникам ученые и инженеры вернулись после изобретения транзистора. К сожалению, первенство в этой области досталось не за нашими, а за американскими исследователями.   

После обнародования результатов изобретения транзистора и появления первых серийных устройств уже спустя несколько лет были предприняты первые попытки разработки вычислительных устройств, созданных на основе этих элементов. Однако, несмотря на явные преимущества новых базовых элементов, традиционные для того времени лампы еще долгое время продолжали господствовать в качестве основы вычислительных устройств.

Следует отметить, что появление новых концепций происходило на всем пути совершенствования компьютерной техники. Развивалась и схемотехника, и программное обеспечение. На этом пути мир узнал много славных имен. Однако было бы ошибкой связывать все достижения только с иностранными специалистами.

Действительно, обоснование принципов построения ЭВМ с хранимой в памяти программой было осуществлено Сергеем Александровичем Лебедевым независимо от Джона фон Неймана, хотя этот факт не является достоянием общественности.  Это связано и с существованием «железного» занавеса, и с секретностью подобных работ.

В результате проводимых в СССР исследований руководимый С. А. Лебедевым году коллектив в 1948 разработал и предложил первый проект отечественной цифровой электронной вычислительной машины. В дальнейшем под руководством академика С. А. Лебедева и В. М. Глушкова разрабатывается целый ряд отечественных ЭВМ. Сначала это была МЭСМ – малая электронная счетная машина (1951 год, Киев), затем БЭСМ — быстродействующая электронная счетная машина (1952 год, Москва).

Основой разнообразных логических цепей указанных ЭВМ послужили традиционные вакуумные радиолампы. Они были, по-сути, единственными доступными для создателей вычислительных машин элементами для воплощения их замыслов. Поэтому нет ничего удивительного, что и сами лампы также стремительно совершенствовались, как и архитектура ЭВМ.

Однако память на этих элементах оказалась очень дорогой. Действительно, для конструирования ячеек оперативного хранения информации требовалось создавать триггерные схемы на лампах. Именно поэтому для реализации памяти вместо традиционных ламповых схем сравнительно быстро стали использовать различные альтернативные решения. Так, например, в 1953 году на БЭСМ была опробована оперативная память на ртутных трубках (1024 машинных слова), аналогичных тем, что использовались в поздних модификациях ENIAC. В начале же 1955 года память стали делать на потенциалоскопах (1024 слова), а в 1957 году — уже на феррировых сердечниках (2047 слов).

Параллельно с МЭСМ и БЭСМ реализовывались линейки ЭВМ «Стрела», «Урал», «Минск», «Раздан», «Наири», серия «М» и др. И это только небольшая часть из многих десятков наименований реализованных проектов. Примеров же реализации достижений отечественных ученых и инженеров довольно много. Вот лишь некоторые вехи истории развития вычислительных машин.

1959 г. – опытные образцы ЭВМ М-40, М-50 для систем противоракетной обороны (ПРО); ЭВМ "Минск-1", которая применялась для решения инженерных, научных и конструкторских задач; первая ламповая специализированная стационарная ЭВМ СПЕКТР-4, предназначенная для наведения истребителей-перехватчиков и мобильная полупроводниковая ЭВМ "КУРС" для обработки радиолокационной информации.

Стремительный рост решаемых задач и как следствие, усложнение внутренней архитектуры ЭВМ требовало новых базовых элементов, способных заменить сравнительно дорогие, объемные, энергозатратные радиолампы. И отечественная промышленность выполнила заказ правительства. Практически одновременно с Западом создавалась своя полупроводниковая отрасль. Как и радиолампы, новые компьютерные элементы также быстро эволюционировались. В результате на определенном этапе в перечне отечественных ЭВМ появились модели, созданные уже на транзисторах.

  • 1960 г. – первая полупроводниковая управляющая машина "Днепр" и первая микропрограммная специализированная ЭВМ "Тетива" для системы ПВО.
  • 1961 г. – серийный выпуск ЭВМ "Раздан” малой производительности (до 5 тыс. оп/сек), предназначенных для решения научно-технических и инженерных задач.
  • 1962 г. – ЭВМ БЭСМ-4; “МППИ-1”, созданная в Северодонецком научно-исследовательском институте управляющих вычислительных машин для химической, нефтеперерабатывающей, металлургической и др. отраслей промышленности; семейство малых машин “Промiнь” для автоматизации инженерных расчетов средней сложности; ЭВМ "Минск-2".
  • 1963 г. – многомашинный комплекс "Минск-222".
  • 1964 г. – ряд ЭВМ «Урал».
  • 1965 г. – БЭСМ-6 – первая в СССР супер-ЭВМ с производительностью 1 млн оп/сек, всего к началу 80-х гг. было построено около 350 экземпляров; полупроводниковые ЭВМ М-220 и М-222, выпускавшиеся в Казани, продолжавшие линию ЭВМ М-20 и обладавшие производительностью до 200 тыс. оп/сек.
  • 1966 г. – завершение разработки проекта большой ЭВМ "Украина", предвосхитившего многие идеи американских больших ЭВМ 70-х годов.
  • 1969 г. – 5Э92Б – двухпроцессорный компьютер на полупроводниках, ставший основным компьютером в первой системе ПРО Москвы.

Следует подчеркнуть, что вопреки существующему общественному мнению, отечественные ЭВМ во многих случаях не уступали заграничным аналогам. Так, например, созданная в 1950 году ЭВМ МЭСМ являлась в тот момент самой быстродействующей в Европе.

Многие оригинальные разработки существенно опережали зарубежные и были по достоинству оценены зарубежными коллегами. В качестве примера можно привести ЭВМ БЭСМ-6, созданную на транзисторах.

Оригинальность и перспективность использованных решений в архитектуре ЭВМ БЭСМ-6 нередко отмечали в публичных выступлениях корифеи компьютерных наук. В этой ЭВМ были использованы виртуальная память и асинхронные конвейерные структуры. В дополнение к этому, еще в 70-е годы М. А. Карцев впервые в мире предложил и реализовал концепцию полностью параллельной вычислительной системы с распараллеливанием программ, команд, данных и слов. Эти идеи были воплощены в еще одной супер-ЭВМ – М-10, а 1978 году был разработан проект векторно-конвейерной ЭВМ М-13.

В дальнейшем, по мере развития народного хозяйства, увеличивалась потребность в изделиях вычислительной техники. С целью расширения их выпуска была сделана попытка стандартизации схемотехнических решений. Это стало возможным благодаря успехам электронной промышленности, освоившей сначала гибридные, а затем и монолитные микросхемы. В дальнейшем же уже после изобретения инженерами фирмы Intel микропроцессора был налажен выпуск аналогичных элементов на отечественных предприятиях.

Реализуя возможности электронной промышленности, советские ученые и инженеры наладили выпуск ЭВМ нового поколения. При этом за основу серийных ЭВМ были взяты лучшие образцы зарубежной техники, например, линейка мощных ЭВМ фирмы IBM – серия 360 и 370. Соответственно, отечественные ЭВМ единой системы (ЕС) получили наименования "Ряд-1" и "Ряд-2". Не были забыты и управляющие машины. Этот класс малых машин – СМ ЭВМ был создан на основе моделей фирм HP и DEC. Вот некоторые даты и примеры изделий того времени.

  • 1971 г. – модели ЕС-1020 (20 тыс. оп/сек).
  • 1973 г. – модели ЕС-1030 (100 тыс. оп/сек); на базе БЭСМ-6 для задач управления космическими полетами были созданы многомашинные комплексы; выпуск ЭВМ ЕС-1050 (Москва, Пенза) и высокопроизводительной ЭВМ М-10 с многоформатной векторной RISC-архитектурой для систем ПРО.
  • 1974 г. – модели ЕС-1022, (80 тыс. оп/сек).
  • 1976 г. – модели ЕС-1033 (200 тыс. оп/сек).
  • 1975 г. – СССР, НРБ, ВНР, ПНР, ЧССР и ГДР разработали мини-ЭВМ СМ-1, СМ-2, СМ-3 и СМ-4, использованные в научных проектах, в системах управления техпроцессами и т. д.
  • 1977 г. – старшая модель из "Ряд-1" – ЕС-1060; модель ЕС-1035 ("Ряд-2"); первый симметричный многопроцессорный вычислительный комплекс (МВК) "Эльбрус-1".
  • 1978 г. – ЕС-1055.
  • 1979 г. – модель ЕС-1045 (800 тыс. оп/сек, "Ряд-2"); многопроцессорные УВК с перестраиваемой структурой ПС 2000, реализующих распараллеливание на уровне задач, ветвей, векторных и скалярных операций в задачах геофизики, научных экспериментов и др. областей.
  • 1980 г. – ЭВМ ЕС-1061; двухпроцессорный комплекс СМ-1410.
  • 1981 г. – УВК СМ 1800, СМ 1803, СМ 1804.
  • 1982 г. – персональные ЭВМ (ПЭВМ они же ПК) ЕС-1840.
  • 1983 г. – ЕС-1036 (400 тыс. оп/сек, "Ряд-3"); многопроцессорная векторная ЭВМ М-13 и первые образцы бытового компьютера "Электроника БК0010" с системой команд заимствованной у мини-ЭВМ CM-3 и СМ-4.
  • 1985 г. – ЕС-1066; многопроцессорный (10 процессоров) комплекс "Эльбрус-2" (125 млн. оп/сек).
  • 1986 г. – УВК СМ 1810, СМ 1814, СМ 1820, совместимые с IBM PC; ЭВМ СМ 1700, совместимая с VAX-11 фирмы Digital Equipment Corp, и ЭВМ ЕС 1766 (до 256 процессоров).
  • 1994 г. – комплекс "Эльбрус-3", созданный с применением микросхем технологий LSI, ECL и т.п., содержал 16 процессоров и был в два раза производительнее CRAY-YMP. Комплекс был изготовлен, но в серию не был запущен. Связано это было с тем, что сложность использованных перспективных решений во многом обгоняла возможности элементной базы, что привело к высокой стоимости комплекса, который для приемлемых уровней надежности и устойчивости работы требовал особых условий эксплуатации.

Конечно, развитие вычислительной техники с упором на зарубежные образцы несколько затормозило собственные разработки. В результате были свернуты работы по совершенствованию перспективной линейки БЭСМ – БЭСМ-8 и БЭСМ-10. Можно было ожидать реального прорыва в этой области. Однако история, как известно, не знает сослагательного наклонения.

В качестве аргументов целесообразности выбранного пути можно привести, например, проблемы программного обеспечения (ПО) и стандартизации узлов и элементов. Кроме того, на выбор путей развития отечественной вычислительной техники свое влияние оказывали и субъективные факторы. Как утверждается в ряде воспоминаний, ряд ведущих специалистов обещали руководству страны за счет заимствования зарубежного опыта быстрое удвоение ВВП. Дело в том, что копирование позволяло экономить громадные финансовые средства за счет снижения расходов на исследования и разработки в области схемотехники и написания соответствующего программного обеспечения. Так, например, стоимость оригинального ПО для IBM360 оценивалась его разработчиками в $25 млрд., что соответствует, например, стоимости всей американской программы полета на Луну. Правда, ориентация на западный опыт вела к отставанию, связанному с самим процессом копирования, перевода и выпуска документации, а также к трудностям последующего освоения без необходимой технической помощи.

Что же касается развития элементной базы, то отечественная электронная промышленность получила вполне объяснимый рывок. Создавались институты и КБ, строились заводы, выпускались микросхемы. Копировались многие микросхемы и узлы. Тем не менее, без отечественных разработок обойтись было невозможно. Достаточно вспомнить о проблемах оборонных ведомств. Вероятно, именно этим и объясняется то внимание, которое уделялось мощным многопроцессорным комплексам типа "М-10" и "Эльбрус".

Не остались без внимания и персональные компьютеры. В короткий срок были разработаны и выпущены ПК серий ЕС, СМ, "Искра". Первыми моделями стали ЕС-1040, СМ1810, "Искра-1030". Их архитектура во многом была скопирована с зарубежных аналогов типа IBM PC.

Кроме того, активно развивался сектор компьютеров архитектуры и системы команд фирмы DEC. Как пример можно привести ПК линеек ДВК и "Электроника". Значительно меньшее распространение получили соответствующие клоны фирмы HP. Указанная политика позволила заимствовать зарубежное программное обеспечение. Кроме того, для ПК архитектур и систем команд DEC и HP существовали совместимые мини-ЭВМ, например, СМ-3, СМ-4 и СМ-1, СМ-2.

Однако освоение зарубежного опыта не сводилось к простому копированию лучших образцов вычислительной техники и переносу программ. Дело в том что, основой отечественных компьютеров стали микросхемы и микропроцессоры, серийно выпускаемые в СССР. Связано это было с вопросами экономии валютных средств, а также безопасности государства. В условиях недружественного окружения была недопустима зависимость в снабжении комплектующими. Кроме того, имелась (и до сих пор имеется) опасность электронных «закладок» спецслужбами потенциальных противников.

Конечно, в отечественных разработках далеко не все микросхемы были собственной разработки. Использовался как отечественный опыт, так и зарубежный. Было налажено исследование микропроцессоров известных фирм. Существовали КБ, где послойно сканировали кристаллы микросхем. На основе результатов создавались собственные модели. Конечно, были задействованы и каналы разведки, проделавшие огромную, необходимую работу.

Однако были и производственные ограничения. Дело в том, что существующие ГОСТЫ ориентированы на метрическую систему, а среди компьютерных комплектующих доминирует дюймовый масштаб. Эта проблема касается не только корпусов и плат, но и микросхем, включая расстояние между контактами. В результате инженерам даже при наличии образцов приходилось заново проектировать свои изделия. Остается добавить, что существовало ограничение и на использование драгоценных металлов, что затрудняло выпуск надежных изделий. Как результат, при сравнительно большом ассортименте отечественных ПК их тираж был довольно скромным. Так, например, выпуск компьютеров «Искра-1030», включая модификации, составлял всего несколько тысяч штук в год. Одной из самых массовых стала "Электроника-60", но и ее выпуск составлял примерно 10 тыс. штук в год. Правда, благодаря компьютеризации народного образования компьютеры типа "Электроника БК0010" и "Электроника БК0011", ставшие основой учебных классов КУВТ-86 и КУВТ-87, выпускались сотнями тысяч. К слову сказать, "Электроника БК0010" и "Электроника БК0011" стали первыми массовыми бытовыми компьютерами.

Следует подчеркнуть, что, несмотря на массовое копирование, существовали и отечественные разработки. Некоторые идеи явно обгоняли зарубежную научную мысль. В качестве примеров можно привести секционированные микропроцессоры и даже RISK-процессоры. К слову сказать, идеи таких процессоров были детально сформулированы задолго до зарубежных публикаций. Более того, в семидесятых годах был проект выпуска отечественных компьютеров с RISK-процессорами силами одной из зарубежных фирм. При этом фирма брала на себя не только производство компьютеров, но и маркетинг, и реализацию. Однако проект натолкнулся на многочисленные ведомственные согласования, занявшие несколько лет. В результате время было упущено, и мир не увидел перспективной разработки, сулившей миллиардные доходы, а на рынке воцарились менее совершенные зарубежные аналоги.

Остается добавить, что аппаратно-программного обеспечения в мире осуществлялось столь быстрыми темпами, что просто слепое копирование довольно быстро потеряло смысл. Без поддержки отечественных разработчиков страна была обречена на постоянное и все возрастающее отставание. В результате страдала не только экономика, но и безопасность государства. Решая эту нелегкую проблему, в семидесятых, а потом еще раз в восьмидесятых годах ЦК КПСС и Совет Министров СССР поставили перед Академией Наук СССР задачу проанализировать ситуацию и выдать соответствующие рекомендации. Результат этих усилий был оформлен в виде ряда докладов, опубликованных в открытых, доступных, хотя и специализированных изданиях. Основной смысл рекомендаций, сформулированных в семидесятых годах и подтвержденных в восьмидесятых, можно кратко сформулировать в двух положениях.

Догнать и перегнать развитые страны практически невозможно, поскольку для этого не хватит ресурсов государства (не только СССР, но даже более богатых). Что же касается политики развития, то наиболее целесообразным представляется постепенная интеграция в процесс мирового производства с последовательным овладением сначала сравнительно простых устройств, а затем и постепенным переходом к технологически сложным изделиям.

К сожалению, данные результаты были подвергнуты критике и в должное время правильные выводы сделаны не были. Последующие годы перестройки и разрушения государства, а, следовательно, и связей между ведомствами и предприятиями, только усугубили проблемы с электронными и компьютерными отраслями. Существовавший темп и многие оригинальные разработки были безвозвратно утеряны. Более того, многие ведущие специалисты покинули страну и обосновались в крупнейших западных компаниях, обогатив их результатами отечественных исследований.

Однако развитие и безопасность государства невозможны без развития собственных отраслей высоких технологий. Несмотря на то, что приведенным выше положениям Академии Наук исполнилось уже три десятка лет, их значение от этого не изменилось. Как запоздалую реализацию можно рассматривать постепенное возрождение отечественной электронной промышленности. Возобновилась работа некоторых КБ, на рынке появились микросхемы, созданные отечественными и совместными предприятиями. Выполненные по хорошо отлаженным технологиям они по своей надежности и устойчивости работы являются вполне конкурентоспособными изделиями. Высокое качество и привлекательные цены этих микросхем, часть из которых выпускается на подмосковных заводах бывшей советской «кремниевой долины», делает их востребованными не только на отечественном рынке, но зарубежных, включая рынки высокоразвитых государств.

Используемые технологические процессы пока, как правило, не оперируют масштабами менее 0,25 мкм. Но развитие в данной области осуществляется быстрыми темпами и существующий разрыв уменьшается. Однако существующее пока отставание не означает прекращения разработок в области сверхсложных микросхем и последующего конструирования на их основе оригинальных систем. Существующие возможности всемирной интеграции позволяют использовать возможности зарубежных производств.

Как пример, можно привести выпуск с использованием зарубежных технологий отечественного SPARC-совместимого универсального процессора МЦСТ R500, функционирующего на частоте 450-500 МГц при мощности теплообразования менее 2 Вт. Этот процессор, изготовленный с применением норм 0,13 мкм техпроцесса с 8 слоями металлизации, является основой вычислительного комплекса "Эльбрус 90-микро", работающего под управлением ОС "Solaris" и "Linux". На базе этого процессора выпускается несколько моделей вычислительных комплексов «Эльбрус-90 микро» разных конструктивов, в том числе и PС. Архитектура «Эльбрус-90 микро» в конструктиве PC приведена на. Еще одним успехом отечественных ученых и инженеров является выпуск в рамках проекта «Эльбрус» опытных образцов процессора, содержащего 50 млн. транзисторов и разработанного в ЗАО "МЦСТ" по оригинальной, не имеющей аналогов, архитектуре EPIC (архитектура явного параллелизма).

Но выпуском отдельных комплектующих не исчерпываются успехи отечественных инженеров и ученых. Интегрируя отечественный и зарубежный опыт в своих разработках, они создают новые архитектуры, которые и реализуют в соответствующих разработках. Так, например, в процессе осуществления совместных проектов российскими и белорусскими специалистами был создан ряд многопроцессорных суперкомпьютеров. Результатом сотрудничества России с малазийской компанией Kedah Group, как ожидается, может стать возведение нового полупроводникового завода в Нижнем Новгороде, который будет производить пластины диаметром 300 мм. Производственные мощности смогут обеспечить выпуск до 30 тыс. 8- и 12-дюймовых кремниевых пластин в месяц. С российской стороны планирует выделить на построение завода $700 млн. долларов. Типичные же инвестиции в полноценное 300 мм производство составляют порядка 3 млрд. долларов.

Пока данный завод, как и многие другие, является только проектом, хотя и вполне осуществимым. Можно поверить, что данные планы «не лягут под сукно», а реализуются. А пока упор в полупроводниковых предприятиях делается на собственные силы. Так, в СМИ появились сообщения, что часть инвестиционного фонда России, образованного, главным образом, за счет продажи углеводородных энергоносителей, и оцениваемого приблизительно в 150 млрд. долл., планируется потратить на финансирование строительства завода по производству полупроводниковой продукции. В отличие от существующих отечественных предприятий аналогичного профиля, использующих преимущественно 180 и 250 нм техпроцессы, новое производство будет ориентировано на более современные стандарты — 45 нм и 65 нм нормы и 300 мм пластины. Для реализации проекта было решено привлечь компанию СИТРОНИКС (Sitronics) — одного из ведущих поставщиков решений в сфере телекоммуникаций, информационных технологий и микроэлектроники в России, странах СНГ и с растущим присутствием в Центральной и Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Африке. Второй  стороной сделки выступает правительство России . Уже достигнута договоренность о распределении акций между партнерами в соотношении 51% и 49%, соответственно. Ожидается, что общий объем инвестиций составит около 2,3 млрд. долларов США. Проведение сделки было одобрено Министерством экономического развития и торговли РФ. Приступить к строительству завода планируется в январе 2008 г., оснащение оборудованием и наладка должны быть проведены в течение 2009 г., а запуск производственного процесса намечен на октябрь того же года. Приведенные примеры свидетельствуют о постепенном возрождении российской компьютерной промышленности, на пути развития которой еще немало препятствий.